А и гозулов и его вклад в статистику



А и гозулов и его вклад в статистику

120 лет со дня рождения Авдея Ильича Гозулова


Авдей Ильич Гозулов (1892-1981)

17 апреля исполняется 120 лет со дня рождения Авдея Ильича Гозулова, известного ученого экономиста-статистика, демографа и социолога, заслуженного деятеля науки РСФСР, доктора экономических наук, профессора. Имя его широко известно как в нашей стране, так и за рубежом. Основная тематика научных исследований А.И. Гозулова была связана с вопросами сопоставимости данных переписей населения, перспективными расчетами населения и практикой их применения, изучением размещения, динамики численности населения, его структурных изменений на основе анализа данных переписей населения. Его фундаментальное исследование «Переписи населения СССР и капиталистических стран» (1936) до сих пор не утратило научной ценности, читатель может ознакомиться с этой книгой в «Читальном зале» Демоскопа (линк).

Отмечая памятные даты в 2006 г. Демоскоп опубликовал биографию А.И. Гозулова и список его работ. Сегодня, мы предлагаем нашим читателям еще раз вспомнить Авдея Ильича Гозулова, и помещаем на страницах нашего еженедельника статью подготовленную его коллегами из Ростовского института народного хозяйства (сейчас РГЭУ «РИНХ») 40 лет назад по случаю его 80-летия. Кроме того, мы перепечатываем написанную им совместно с Н.И. Невской и опубликованную в 1973 году статью «Новые тенденции в воспроизводстве и структуре населения Советского Союза». Статья публикуется с небольшими сокращениями, освобождающими ее от обязательных в то время элементов идеологической риторики, но не затрагивающими ее содержания. Мы полагаем, что современному читателю будет интересно познакомиться с тем, как виделись экспертам демографические тенденции в СССР 40 лет назад.

Краткий очерк научной и общественной деятельности 1

В апреле 1972 года коллектив Ростовского института народного хозяйства торжественно отметил 80-летие заслуженного деятеля науки РСФСР доктора экономических наук профессора Авдея Ильича Гозулова — одного из крупных советских ученых-статистиков.

Профессор А.И. Гозулов имеет большее заслуги в развитии советской статистики, его перу принадлежит много оригинальных работ по наиболее актуальным вопросам экономической статистики, статистики населения и сельского хозяйства, написанных с большим мастерством и эрудицией.

А. И. Гозулов родился 17 апреля 1892 года в г. Таганроге в семье служащего. В 1912 г. окончил Таганрогскую классическую гимназию и поступил на юридический факультет Петербургского университета. Будучи студентом второго курса, за работу «Учение Вл. Соловьева о праве» был награжден золотой медалью. В 1917 г. окончил университет по специальности экономист-социолог и был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию, но, выехав на, каникулы на родину, не смог возвратиться в Петроград из-за начавшейся гражданской войны. С 1918 года А.И. Гозулов постоянно живет и работает в Ростове-на-Дону, успешно сочетает преподавание в вузах с научно-исследовательской работой в статистических органах. Вначале он преподает в гимназии, а в 1920 г. переходит в Донской (ныне Ростовский) госуниверситет, где последовательно работает научным сотрудником, преподавателем, старшим ассистентом, и доцентом. В 1929 г. Совет Ростовского университета избирает его профессором и зав. кафедрой статистики. С 1931 г., после выделения из состава РГУ Ростовского финансово-экономического института (ныне Института народного хозяйства) А.И. Гозулов — зав. кафедрой статистики института и зам. директора по учебной и научной работе. Работу в РФЭИ профессор А.И. Гозулов совмещает с преподаванием в Северо-Кавказском отделении института красной профессуры (1929-1931 гг.), в Ростовском университете (1938-1957 гг.), в Ростовской высшей партийной школе (1957-1961 гг.).

Одновременно А.И. Гозулов много и плодотворно работает в местных статистических органах. Под его руководством на Северном Кавказе проведен ряд обширных экономических экспедиций и около тридцати статистических переписей и обследований.

В течение 1918-1938 гг. А.И. Гозулов занимает должность зам. зав. Ростовским городским статбюро, начальника отдела демографии Донского облстатбюро, начальника объединенного отдела статистики просвещения краевого статуправления, начальника Отдела переписи 1926 г. Северного Кавказа, начальника сводно-экономического и сельскохозяйственного отделов того же управления, зам. начальника Северо-Кавказского и Азово-Черноморского статуправлений.

Практическая работа в органах государственной статистики сыграла огромную роль в становлении А.И. Гозулова как многогранного ученого-статистика, чутко откликающегося на запросы социалистического народного хозяйства, дала богатый исходный материал для последующих теоретических обобщений.

В 1939 г. Московский институт народно-хозяйственного учета присудил А.И. Гозулову ученую степень доктора экономических наук за диссертацию «Переписи населения капиталистических стран и СССР», опубликованную еще в 1936 году.

В годы Великой Отечественной войны А.И. Гозулов, находясь в Ташкенте, отдает много сил развитию экономики Узбекистана. Он работает в это время консультантом Госплана республики, старшим научным сотрудником Института экономики АН УзбССР, зав. кафедрой статистики и зам. директора Ташкентского финансово-экономического института.

После войны А.И. Гозулов в течение года возглавляет кафедру статистики в Киевском институте народного хозяйства, а в 1946 г. возвращается в Ростовский финансово-экономический институт (ныне Институт народного хозяйства), где работает проректором по научной работе (до 1968 г.) и зав. кафедрой статистики (до 1972 г.). С 1972 г. профессор А.И. Гозулов — профессор-консультант кафедры экономической статистики РИНХа.

За 55 лет научной деятельности профессор А.И. Гозулов внес существенный вклад в развитие многих направлений статистической науки. Для его творчества характерна редкая разносторонность и смелость в постановке и решении новых вопросов. Можно выделить четыре группы проблем, которым ученый уделил наибольшее внимание: теоретические изыскания в области статистики населения, изучение народного хозяйства Северного Кавказа и Нижнего Дона, разработка проблем экономической и сельскохозяйственной статистики, изучение истории отечественной статистики.

К разработке вопросов статистики населения А.И. Гозулов обращался много раз на протяжении всей своей научной деятельности, начиная с 1921 года, когда в журнале «Вестник статистики» им были опубликованы итоги выборочного обследования детей городов Ростова и Нахичевани. Наиболее крупными работами А.И. Гозулова в этой области являются обширные монографии «Морфология населения. Опыт изучения строения основных свойств населения Северо-Кавказского края по данным трех народных переписей 1897, 1920, 1926 гг.» (Ростов, 1929 г.) и «Переписи населения капиталистических стран и СССР» (Москва, 1936 г.).

Эти книги оказали большое влияние на развитие советской статистики населения и стали заметным явлением в науке 2 .

На протяжении многих лет, включая довоенный период и послевоенные годы, А.И. Гозулов занимается изучением основных закономерностей развития экономики Северного Кавказа и Нижнего Дона, особенно — сельского хозяйства и городов.

Основные результаты этих исследований изложены в монографиях: «Города Донской области» (1924 г.), «Экономическая география Северного Кавказа» (1927 г.), «Районы Северного Кавказа» (1930 г.), «Народное хозяйство Северного Кавказа» (1932 г.), «Нижний Дон» (1956 г.) и ряде других работ.

В послевоенный период развитие советской статистики вплотную подошло к разработке экономической статистики, к созданию синтетического курса статистики народного хозяйства в целом. Эту сложнейшую задачу выполнил А.И. Гозулов в книге «Экономическая статистика» (1953 г., второе издание в 1965 г.), которая уже 20 лет служит одним из главных учебных пособий для экономических вузов.

Многочисленные разработки А.И. Гозулова в области сельскохозяйственной статистики получили свое завершение в учебном пособии «Статистика сельского хозяйства» (1959 г. второе издание в 1967 г.).

В последние годы А.И. Гозулова занимается обобщением огромного материала по истории отечественной статистической науки, который он собирал длительный период. Первым итогом этой работы была книга «История Отечественной статистики» (краткие очерки), изданная в 1957 г., а в 1972 г. вышла в свет крупная монография — первый том «Очерков отечественной статистики».

Научно-педагогическую работу профессор А.И. Гозулов всегда сочетал с активной общественной деятельностью. В 1939, 1946, 1950 гг. он избирался депутатом Ростовского городского Совета, в течение 20 лет (1947 — 1967 гг.) возглавлял Северо-Кавказский отдел Географического общества СССР, входил в состав Ростовской областной плановой комиссии. Он член, ученых советов ряда вузов, Совета по координации демографических исследований научно-исследовательских институтов, участник многих съездов и конференций статистиков, нескольких международных симпозиумов.

Велики заслуги ученого в подготовке научной смены. Среди его учеников много кандидатов наук, а некоторые ученики подготовили и защитили докторские диссертации.

Научно-педагогическая и организаторская деятельность Авдея Ильича Гозулова отмечена высокими правительственными наградами. В 1953 году он награжден орденом Ленина. С 1962 года — заслуженный деятель науки РСФСР.

1 Авдей Ильич Гозулов (краткий очерк научной и общественной деятельности. //Проблемы экономической статистики. Ученые записки. Выпуск VI. Ростов-на-Дону. 1973. С.3-6.
2 Подробная библиография трудов А. И. Гозулова приведена ниже в приложении.// Проблемы экономической статистики. Ученые записки. Выпуск VI. Ростов-на-Дону. 1973. С.6-13

Источник статьи: http://www.demoscope.ru/weekly/2012/0507/nauka02.php

А и гозулов и его вклад в статистику

История отечественной статистики

Организация учета естественного движения населения. (С.12-13)

Организация источников по изучению естественного движения населения относится к первой половине XVIII в. Реорганизация системы церковного управления, принятая в «Духовном регламенте» 1722 г., установила ведение метрических записей для православного населения. По указу 1722 г. в каждой церкви православного вероисповедания священники обязаны были регистрировать акты гражданского состояния, т.е. рождения, смерти и браки. Регистрация, осуществлявшаяся церковными учреждениями, раньше всего являлась регистрацией церковных обрядов. Тем не менее эти записи имели значение государственных документов. Для истории статистики естественного движения населения России решающее значение имеет не то, кто производил первичные записи — церковное или гражданское учреждение, а самый факт общегосударственного ведения таких записей.

Введение метрических книг в России в 20-х годах XVIII столетия как общегосударственного акта говорит о важном значении, которое придавалось уже в то время изучению естественного движения населения. Известно, что история статистики рождаемости западноевропейского населения в форме гражданской регистрации ведет свое начало с 40-50 гг. XVIII столетия, когда были установлены записи рождений в скандинавских государствах (в Норвегии с 1735 г., в Швеции с 1749 г.). Во Франции и Англии регистрация рождаемости была введена еще позже (во Франции с 1806 г., в Англии с 1838 г.). Таким образом, государственный порядок регистрации актов гражданского состояния был введен раньше, чем в государствах Западной Европы, хотя он был и осуществлен в форме церковной регистрации, присущей феодальному строю. Однако на практике метрические записи в первый период их организации велись неисправно, а иногда и совсем не заводились, на что неоднократно указывают синодские распоряжения XVIII в. Потребовалось значительное время для окончательного установления порядка ведения метрик православного исповедания и использования этих данных для сводных показателей по более или менее крупным территориям.

Статистика населения (С. 26-30)

Уже в 40-х годах XIX в. члены географического общества обратили внимание на недостатки ревизий как способа учета населения. Отрицательное отношение к ним усилилось особенно после реформы 1861 г., когда фискальные цели не стали больше основной задачей учета населения, а развивающийся промышленный капитализм предъявил новые требования к организации и программам переписей. Наши отечественные статистики стали также интересоваться порядком проведения переписей населения в западноевропейских государствах. Отсутствие критических сроков производства ревизии и растянутость периода подачи сведений отрицательно сказывались на результатах учета населения. Интересы государственного управления требовали пересмотра программ и включения таких вопросов, которые характеризовали бы социальный состав населения. Систематический недоучет населения диктовал необходимость отделить переписи от фискальных операций и организации особого аппарата переписи.

Основным организационно-методологическим пороком учета населения того времени следует считать отсутствие надежных первичных источников. Численность и состав населения страны характеризовались двумя источниками: отчетами губернаторов, в которых число жителей определялось на основании донесений исправников и приставов, и текущими полицейскими списками населения. Оба источника по существу были вторичными, так как они опирались на первичные записи отдельных категорий населения, различные для отдельных сословий. Первичные записи не отличались полнотой и точностью ни в отношении дворянского сословия, ни в отношении мещанского и крестьянского населения православного вероисповедания. Данные церковных записей о числе рождений и смертей были неполны: акты регистрировались с большим опозданием и лишь в тех случаях, когда выполнялась обрядность. Еще меньшей точностью отличались списки населения других народностей и вероисповеданий, в особенности окраинных народов России и раскольников. Численность же этих групп населения России в начале ХХ столетия достигала примерно 25-30 млн. человек. Таким образом, полицейский учет населения опирался на заведомо неполные и недоброкачественные источники. Разные же приемы записей, отсутствие однообразных форм в пределах одного и того же уезда еще более усиливали недоброкачественность первичных источников.

Все это отрицательно влияло на точность расчетов численности населения, производимых ежегодно Центральным статистическим комитетом. К этому заключению пришел и сам ЦСК, дав следующую характеристику публикации данных о населении за 1870 г. «Издавая ныне статистические данные о количестве и составе населения империи за 1870 г., собранные полицейским порядком, Центральный статистический комитет считает необходимым заявить, что он не намерен более возвращаться к обнародованию в свет подобных сомнительных цифр»[1].

В связи с комплектованием призывных контингентов по новому положению (1874 г.) началась подготовка к проведению переписи населения. В процессе подготовки были рассмотрены два проекта предстоящей переписи, отражавшие как бы два направления статистической мысли и практики того периода. Первый проект «О производстве в России всеобщей однодневной переписи» принадлежал П.П. Семенову, а второй — А.Б. Бушену, предлагавшему провести «11-ю народную перепись», в значительной части воспроизводившую порядок прежних ревизий. Проект П.П. Семенова был основан на учете опыта западноевропейской статистики и на анализе проведения переписей в Петербурге 1864 и 1869 гг. Этот проект с рядом изменений через много лет — 5 июня 1895 г. — превратился в утвержденное «Положение о всеобщей переписи населения Российской империи».

Первая всеобщая перепись населения России была проведена по состоянию на 28 января 1897 г. Перепись ставила своей целью учесть три категории населения: наличное, оседлое (постоянное) и приписное. С этой целью в переписном листе отмечались, во-первых, все лица, находившиеся налицо в день переписи, а городское население — в ночь накануне переписи, во-вторых, все числящиеся в данном хозяйстве и находящиеся во временной отлучке, в-третьих, лица, которые были приписаны к данному месту, о чем была сделана соответствующая отметка на заглавной странице переписного листа.

Технически перепись строилась не по системе личных листков, а по списочной форме. Это связывалось, между прочим, с возможностью разработки переписи на электрических счетных машинах, которые уже тогда, в конце XIX в., начали применяться в статистической практике. Всего было три формы переписных листов: для крестьянских хозяйств сельских обществ, для владельческих хозяйств и частных домов внутри селений и для городского населения.

Программа переписи была довольно обширна и включала следующие вопросы: 1) имя и фамилия, 2) пол, 3) возраст, 4) отношение к главе семьи и к главе хозяйства, 5) семейное положение, 6) сословие, состояние или звание, 7) место рождения, 8) место приписки, 9) обыкновенное место жительства, 10) отметку об отсутствии, отлучке или временном пребывании, 11) вероисповедание, 12) родной язык, 13) грамотность и окончание образования, 14) занятие, ремесло, промысел, должность или служба, отдельно: а) главное и б) побочное или вспомогательное.

В организации переписи 1897 г., так же как и в разработке ее материалов, было немало дефектов. Программа публикации была представлена в 25 сводных таблицах. Итоги разработки были опубликованы со значительным опозданием; погубернские итоги были опубликованы в отдельных тетрадях. Несмотря на то, что ряд признаков неточно воспроизводил состав населения (например, родной язык, грамотность, занятие и др.), перепись 1897 г. имеет большое значение. Она является единственным источником изучения численности, состава и размещения населения России конца XIX в., а по ряду признаков — материалом для сравнительных характеристик. К этому источнику продолжают обращаться многие исследователи. Как материал наиболее полный и единственный для того времени перепись 1897 г. была использована и В.И. Лениным при анализе классового состава населения России на рубеже ХХ в.

В 60-х годах XIX в. в России широко производились местные городские переписи населения. Возникновение местных переписей связано с ростом городского населения в ряде губерний страны. Всего с 1862 по 1917 гг., по нашим подсчетам[2], было 106 местных городских переписей, причем за период с 1860 по 1869 г. — 79 переписей. Переписи были в 69 городах. Особо следует отметить переписи населения г. Петербурга — 10 декабря 1869 г. под руководством П.П. Семенова, 15 декабря 1881 г. и 15 декабря 1890 г. под руководством Ю.Э. Янсона; г. Москвы — 24 января 1882 г. под руководством А.И. Чупрова, И.И. Янжула, А.С. Постникова и др. и 31 января 1902 г. под руководством В.Г. Михайловского; г. Киева — 2 марта 1874 г. под руководством П.П. Чубинского; г. Одессы — 1 декабря 1892 г. под руководством А.С. Бориневича, перепись г. Баку в 1913 г. и др. В ряде городов на протяжении второй половины XIX и начала ХХ вв. было по несколько переписей. Так, в Петербурге было 8 переписей, в Москве и Харькове — по 4, в Иркутске — 5, в Пскове и Тифлисе — по 3 и т.д. программы переписи были иногда обширны. Особенно обстоятельной была программа бакинской переписи 1913 г.

Местные городские переписи населения обогащали отечественную статистическую практику. Не игнорируя опыта западноевропейских переписей, они уточняли и видоизменяли его в соответствии с условиям жизни русских городов, искали свои оригинальные пути разрешения отдельных организационных и программных вопросов, закладывали фундамент истории собственной статистики городов. Этот опыт сыграл немаловажную роль в организации переписи 1897 г. и разработке методов статистического изучения населения, в частности при подготовке второй переписи населения России в начале ХХ в.

Местные городские переписи населения второй половины XIX и начала ХХ вв проводились с помощью специального аппарата и статистических бюро для разработки материалов. Развитие городов и городского хозяйства требовало перехода при проведении переписей от робкой регистрации промысловой деятельности к развернутому учету видов занятий, от учета элементарной грамотности в форме чтения к характеристике образовательного уровня населения.

Несмотря на крупное значение местных городских переписей населения в разработке организационных сторон и программных особенностей этого типа статистических обследований, их практическое значение было невелико. Во-первых, проходило нерегулярно и вне влияния Центрального статистического комитета; во-вторых, качество переписного материала было далеко не одинаково, в особенности дефектны были материалы переписей небольших провинциальных городов; в-третьих, средств на разработку и публикацию, как правило, не хватало. Поэтому материалы многих переписей населения были разработаны частично, опубликованы по сокращенным программам, а многие остались в качестве архивного материала.

Статистические исследования должны завершаться публикацией их итогов. В дореволюционное время статистические разработки не всегда предавались гласности, а оставались достоянием архивов и не носили систематического характера, часто прерывались. Потому не все материалы можно было использовать для практических и научных целей.

Из публикаций Центрального статистического комитета по вопросам статистики населения следует отметить: 1) «Статистическое обозрение городов и посадов Российской империи за 1825 г.», СПБ, 830; 2) «Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи», СПБ, 1842; 3) «Статистические таблицы Российской империи за 1856 г.», СПБ, 1858; 4) «Статистический временник Российской империи», СПБ, 1866; 5) «С-Петербург — Исследование по истории, топографии и статистике столицы» (1868); 6) «С-Петербург по переписи 10 декабря 1869 г.» 3 выпуска (1872-1875); 7) «Движение населения в Российской империи за 1867-1899 г.» (23 выпуска); 8) данные о населении городов и сельских местностей в «Сборнике сведений о России» за 1882, 1883, 1884, 1885 и 1880 гг.; 9) «Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.» вып. I- VIII, СПБ, 1898-1905; 10) «Первая всеобщая перепись населения Российской империи (по губерниям)», тт. 1-89, СПБ, 1903-1905; 11) «Общий свод по империи результатов разработки всеобщей периписи населения, произведенной 28 января 1897 г.» (два тома), СПБ, 1905 и др.; 12) «Движение населения в Европейской России за 1885-1901 гг.», СПБ, 1902; 13) «распределение населения по видам главных занятий и по возрастным группам, по отдельным районам», вып. 4, СПБ, 1905; 14) «Распределение рабочих и прислуги по группам занятий и по месту рождения», СПБ, 1905.

Из публикаций местных городских переписей населения наибольший интерес представляют: 1) «Перепись С-Петербурга 15 декабря 1881 г.», т. I — «Население», СПБ, 1883; т. II «Квартиры» (ч.1, 2 и 3), СПБ, 1883 и 1884 и т. III — «Дворовые места», СПБ, 1884; 2) «Статистические сведения о жителях г.Москвы по переписи 12.XII.1871 г.», М., 1874; 3) «Перепись г. Москвы 1882 г.», вып. I, 1884; 4) «Главнейшие предварительные данные переписи г. Москвы 31 января 1902 г.», вып. I-VI, 1902-1907; 5) «Перепись г. Москвы 1902 г.», вып. I-III, 1904-1906; 6) «Результаты однодневной переписи г. Одессы в декабре 1892 г.», ч.1 — «Население», Одесса, 1894; 7) «Главные переписи г. Харькова 8 декабря 1912 г.», Харьков, 1914; 8) «Перепись Баку 1913 г.» и др.

[1] Статистический временник за 1870 г., серия II. Вып. 10.
[2] Гозулов А.И. Местные переписи населения до революции. //Ученые записки РФИ. Т.1. Ростиздат. 1941. С..249-350.

Источник статьи: http://www.demoscope.ru/weekly/2017/0723/nauka02.php


Adblock
detector