А вебер вклад в географическую науку



ВЕБЕР

География. Современная иллюстрированная энциклопедия. — М.: Росмэн . Под редакцией проф. А. П. Горкина . 2006 .

Смотреть что такое ВЕБЕР в других словарях:

ВЕБЕР

имя нескольких музыкальных деятелей. Густав В. (1845—87) написал симфоническую поэму «Zur Iliade». Кирилл Эдуардович В. (род. в 1834 г.) составил «Крат. смотреть

ВЕБЕР

вебер сущ., кол-во синонимов: 1 • единица (830) Словарь синонимов ASIS.В.Н. Тришин.2013. . Синонимы: единица

ВЕБЕР

ВЕБЕР (Weber) Альфред (1868-1958) — нем. социолог культуры и экономист. Проф. Праж. (1904-07) и Гейдельберг. (с 1907) ун-тов. После прихода . смотреть

ВЕБЕР

ВЁБЕР (Weber) Альфред (1868—1958) — нем. философ, социолог и теоретик культуры, экономист и политолог. Начав свою научную карьеру как экономист, ис. смотреть

ВЕБЕР

ВЕБЕР (Weber) Макс (Карл Эмиль Максимилиан) (1864-1920) — нем. социолог, историк, экономист, чьи труды в значит, мере определили направление развития социально-научного знания в 20 в. С 1892 приват-доцент, затем экстраординарный проф. в Берлине, с 1894 — проф. полит, экономии во Фрейбурге, с 1896 — в Гейдельберг. ун-те; с 1903 его почетный профессор. С 1904 издатель (совместно с Э. Яффе и В. Зомбартом) «Архива социальных наук и социальной политики». Один из основателей (в 1909) и член правления Нем. социол. об-ва. В 1918 — проф. полит, экономии в Вене. В 1919 — советник нем. делегации на Версальских переговорах. С июня 1919 — проф. полит, экономии в Мюнхене.
В. внес крупнейший вклад в такие области социального знания, как общая социология, методология социального познания, полит, социология, социология права, социология религии, экон. социология, теория совр. капитализма. Совокупность его трудов составила как оригинальную концепцию социологии, так и своеобразное синтетич. видение сущности и путей развития зап. цивилизации. Хотя В. не выпустил спец. трудов по социологии культуры, культурное или культурологич. видение составляет самую суть его концепции.
Общесоциол. концепция В. названа им «понимающей социологией». Социология понимает социальное действие и тем самым стремится объяснить его причину. Понимание означает познание действия через его субъективно подразумеваемый смысл. Имеется в виду не какой-то «объективно правильный» или метафизически «истинный», а субъективно переживаемый самим действующим индивидом смысл действия. Вместе с «субъективным смыслом» в социальном познании оказывается представленным все многообразие идей, идеологий, мировоззрений, представлений и т.п., регулирующих и направляющих человеч. деятельность, т.е. все многообразие человеч. культуры. В противоположность др. влият. в его время (да и более поздним) концепциям социологии, В. не стремился строить социологию по образцу естеств. наук. Социологию он относил к сфере гуманитарных наук, в его терминологии — наук о культуре, к-рые, и по предмету исследования, и по методологии относятся к иному типу, чем естеств. науки.
Осн. категории понимающей социологии: поведение, действие и социальное действие. Поведение — всеобщая категория деятельности. Оно считается действием, когда и поскольку действующий связывает с ним субъективный смысл. О социальном действии можно говорить в том случае, если подразумеваемый смысл соотносится с действиями других людей и на них ориентируется. Сочетания действий порождают устойчивые «смысловые связи» поведения, на основе к-рых затем формируются социальные отношения, институты и т.д. Результат понимания не есть окончат, результат исследования, а всего лишь гипотеза высокой степени вероятности, к-рая, дабы стать научным положением и занять твердое место в системе знания, должна быть верифицирована объективными науч. методами.
В. выделяет четыре типа социального действия: 1) целерациональное — когда предметы внешнего мира и другие люди трактуются как условия или средства действия, рационально ориентированного на достижение собственных целей; 2) ценностнорациональное — определяется осознанной верой в ценность опр. способа поведения как такового, независимо от конечного успеха деятельности; 3) аффективное — определяется непосредственно чувством, эмоциями; 4) традиц. — побуждается усвоенной привычкой, традицией. Категорией более высокого порядка является социальное отношение, т.е. устойчивая связь взаимно ориентированных социальных действий; примеры социальных отношений: борьба, враждебность, любовь, дружба, конкуренция,
обмен и т.д. Социальные отношения, поскольку они воспринимаются индивидами как обязательные, обретают статус легитимного социального порядка. В соответствии с членением социальных действий выделяются четыре типа легитимного порядка: традиц., аффективный, ценностно-рациональный и легальный.
Методол. специфика социологии В. определяется не только концепцией понимания, но и учением об идеальном типе, а также постулатом свободы от ценностных суждений. Идея идеального типа продиктована необходимостью выработки понятийных конструкций, к-рые помогали бы исследователю ориентироваться в многообразии истор. материала, в то же время не вгоняя этот материал в предвзятую схему, а трактуя его с т. зр. того, насколько реальность приближается к идеальнотипической модели. В идеальном типе фиксируется «культурный смысл» того или иного явления. Он не является гипотезой, а потому не подлежит эмпирич. проверке, выполняя скорее эвристич. функции в системе научного поиска. Но он позволяет систематизировать эмпирич. материал и интерпретировать актуальное состояние дел с т. зр. его близости или отдаленности от идеально-типического образца.
Постулат свободы от ценностных суждений — важнейший элемент не только социол., но и вообще любой научной методологии. В. различает в этой области две проблемы: проблему свободы от ценностных суждений в строгом смысле и проблему соотношения познания и ценностей. В первом случае речь идет о необходимости строго разделять эмпирически установленные факты и закономерности и их оценку с т. зр. мировоззрения исследователя, их одобрение или неодобрение. Во втором случае речь идет о возможности и необходимости учета и исследования ценностных компонентов всякого (и прежде всего социально-научного) познания. В. исходит из неизбежной связанности любого познания с ценностями и интересами ученого, поскольку всякое исследование осуществляется в конкр. культурно-истор. контексте. Он выдвигает понятие познават. интереса, к-рый определяет выбор и способ изучения эмпирич. объекта в каждом конкр. случае, и понятие ценностной идеи, к-рая определяет культурно-исторически специфич. способ видения мира в целом. Наличие ценностных идей — трансцендентальная предпосылка наук о культуре: она состоит в том, что мы, будучи культурными существами, не можем изучать мир, не оценивая его, не наделяя его смыслом. Какая из ценностей является определяющей в познании — не‘результат произвольного решения ученого, а продукт духа времени, духа культуры. Идеи и интересы, определяющие направленность и цели исследования, изменяются во времени, что отражается в формулируемых науками о культуре понятиях, т.е. в идеальных типах. В бесконечности этого процесса залог безграничного будущего наук о культуре, к-рые постоянно будут изменять подходы и точки зрения, открывая тем самым новые стороны и аспекты своего предмета. Тот же самый «интерсубъективно» существующий дух культуры дает возможность взаимного контроля со стороны научного сообщества ценностных идей и познават. интересов, регулирующих цели и ход исследования.
Общесоциол. категории и методол. принципы служат формированию понятийного аппарата экон. социологии. Экон. социология В. организуется в «культурологич. ключе». В. выделяет две идеальнотипические ориентации экон. поведения: традиц. и целерациональную. Первая приходит из глубины веков. Вторая является доминирующей, начиная с Нового времени. Преодоление традиционализма осуществляется в ходе развития совр. рац. капиталистич. экономики. Формально-рациональный учет денег и капиталов предполагает наличие опр. типов социальных отношений и опр. форм социального порядка. Анализируя эти формы, В. формулирует универсально-истор. модель развития капитализма как торжества принципа формальной рациональности во всех сферах хоз. жизни, отмечая, однако, при этом, что подобное развитие не может быть объяснено исключительно экон. причинами.
Попытку объяснения развития совр. капитализма В. дает в своей социологии протестантской религии, в частности, в знаменитой работе «Протестантская этика и дух капитализма». В. усматривает связь между этич. кодексом протестантских вероисповеданий и духом капиталистич. хозяйствования и образа жизни. Воплощение этого духа — капиталистич. предпринимательство, осн. мотив — экон. рационализм, форма рационализации этого мотива — профессиональная деятельность. В протестантских конфессиях, в противоположность католицизму, упор делается не на догматич. занятиях, а на моральной практике, состоящей в неуклонном следовании человека своему божеств, предназначению, реализующемуся в мирском служении, в последов, и целенаправленном исполнении мирского долга. Совокупность такого рода предписаний В. называл «мирским аскетизмом». Протестантская идея мирского служения и мирской аскетизм обнаруживают сходство с максимами капиталистич. повседневности (с духом капитализма), что позволило В. увидеть связь между Реформацией и возникновением капитализма: протестантизм (его этич. кодекс) стимулировал возникновение специфич. для капитализма форм поведения в быту и хоз. жизни. Минимизация догматики и ритуала, рационализация жизни (в конечном счете это ведет вообще к отмиранию собственно религ. компонента) в протестантских конфессиях явились, по В., частью грандиозного процесса рационализации, «расколдовывания» мира, начатого древнееврейскими пророками и эллинскими учеными и идущего к кульминации в совр. капитализме, в его хозяйстве и культуре. Расколдовывание мира означает освобождение человека от магич. суеверий, от власти чуждых и непонятных человеку сил, автономизацию и суверенизацию индивида, его уверенность в доступности мира рац. научному познанию. Расколдовывание означает не то, что мир познан и понятен, но что он может быть в принципе познан и понят. В такого рода прогрессирующей рационализации — смысл совр. социокультурного развития (смысл эпохи модерна). В ряде работ по хоз. этике мировых религий В. развил и уточнил идеи, сформулированные в трудах о протестантизме, объяснив специфику экон. и социального развития разных регионов и гос-в мира спецификой хоз. этики господствующих в этих регионах религий (индуизм, иудаизм, конфуцианство).
В. не претендовал на то, что воздействием протестантской этики можно исчерпывающе объяснить возникновение совр. капитализма. Нужно принимать во внимание воздействие гигантского количества факторов. Вместе с тем социология религии В., в частности его идея о воздействии этики протестантизма на формирование духа капиталистич. хозяйствования, есть классич. образец анализа того, как культурные содержания воздействуют на направление социально-экон. развития.
Если в экон. социологии В. исходным социальным отношением является отношение обмена, то в социологии власти речь идет об отношениях, в к-рых индивид или группа осуществляет свою волю по отношению к другому индивиду или другой группе так, что партнер вынужден подчиниться этой воле. Отношения между обладателем власти, его «управляющим штабом» (аппаратом управления) и подчиняющимися людьми базируется не только на поведенческих ориентациях. Они предполагают наличие веры в легитимность власти. В. выделяет три идеальных типа легитимной власти: 1) рац., основанный на вере в законность существующего порядка и законное право властвующих на отдачу приказаний; 2) традиц., основанный на вере в святость традиций и право властвовать тех, кто получил власть в силу этой традиции; 3) харизматич., основанный на вере в сверхъестественную святость, героизм или какое-то иное высшее достоинство властителя и созданной или обретенной им власти. Эти типы именуются, соответственно, легальным, традиц. и харизматич. типами власти (господства). В. анализирует каждый из этих типов с т. зр. организации управляющего аппарата и его взаимоотношений с носителями власти и подданными, подбора и механизма рекрутации аппарата, отношений власти и права, власти и экономики. В этом контексте формируется, в частности, знаменитая веберовская теория бюрократии.
Анализ форм власти доводится до исследования демократии, к-рая у В. выступает в двух типах: «плебисцитарная вождистская демократия» и разнообр. формы «демократии без вождя», цель к-рой — сведение к минимуму прямых форм господства человека над человеком благодаря выработке системы рац. представительства интересов, механизма коллегиальности и разделения властей.
В. не оставил школы в формальном смысле слова, однако до наст. времени социология продолжает использовать его теор. и методол. наследие. Посл. десятилетия знаменуются новым подъемом интереса к его трудам.
Соч.: Gesammelte Aufsatze zur Religionssoziologie. Bd. I-III. Tub., 1921-22; Wirtschaft und Gesellschaft. Tub., 1922; Gesammelte Aufsatze zur Wissenschaftslehre. Tub., 1922; Gesammelte Aufsatze zur Soziologie und Sozialpolitik. Tub., 1924; Аграрная история древнего мира. М., 1923; Избр. произведения. М., 1990; Избранное: Образ общества. М., 1994.
Лит.: Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность: Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. М., 1991; Schluchter W. Religion und Lebensffihnmg. Bd. I-II. Fr./M., 1988.
Л. Г. Ионин

ВЕБЕР

1. Вебер (Weber) Альфред (30.07. 1868, Эрфурт-2.05.1958, Гейдельберг) — немецкий социальный философ, социолог и экономист. Профессор Пражского (1904-1907) и Гейдельбергского (с 1907) университетов. Научную деятельность начал как экономист, затем центр его интересов переместился в область социологии, истории и культуры («Идеи социологии государства и культуры», 1927). Находясь под влиянием идей Шпенглера, Вебер пытался создать науку об «историческом мире», позволяющую его современникам сориентироваться относительно своего настоящего и будущего. Но, в отличие от Шпенглера, Вебер считал, что это должна быть не философия, а социология истории. Подобно Шпенглеру Вебер разлагал мировую историю на ряд всемирно-исторических культур, которые, несмотря на свою уникальность, сходны в том отношении, что каждая переживает период молодости, зрелости и упадка. Однако, в отличие от Шпенглера, Вебер рассматривал «культуру» и «цивилизацию» не как две фазы развития культурно-исторических целостностей, но как два относительно самостоятельных аспекта каждой из них — собственно духовный (религия, философия, искусство) и научно-технический. Кроме того он выделял еще и третий — специфически социальный аспект, толкуя социальность в духе, близком антропологической ориентации в социологии. Процесс развития каждой из выделяемых Вебером культурно-исторических целостностей представлялся как результат взаимодействия ее социологического, цивилизационного и культурного факторов, каждый из которых играет «со-определяющую» роль в развитии двух других. Сами эти культурно-исторические целостности воплощаются, по Веберу, в больших «телообразных жизненных единствах», к-рые он называет «народами в широком смысле слова»: они-то и являются реальными носителями всемирно-исторического процесса, переходящего от одного такого единства исторической общности людей и их судьбы, складывающейся не без влияния определенных географических и климатических условий, к другому, от другого — к третьему и так далее.В этих «единствах», которые Вебер толковал как «тотальность естественных человеческих сил, влечения и воли», социология видит «общественные тела», несущие «всемирно-исторические культуры», стремясь выделить в этих «телах» типические тенденции формообразования и развития. Одна из осн. тенденций, роднящая все эти «обществ, тела», заключается в движении по пути ко все более крупным, прочным и зрелым социальным порядкам. Конечная стадия этого движения — оцепенение, старческое разложение этих «тел» или их «мировая экспансия», в которой исчезает собственная «телесная» определенность подобных «тотальностей», выливаясь в универсальный процесс общечеловеческого «свершения». По мнению Вебера, социология, стремящаяся постичь этот процесс, должна постоянно иметь в виду взаимодействие «общественного тела» с культурой, с одной стороны, и цивилизацией — с другой, а также воздействие культуры и цивилизации друг на друга. Начиная с книги «История культуры» и кончая работой «Третий или четвертый человек», Вебер все более определенно рассматривал в качестве цели своей социологии социологический анализ истории, предлагающий социальную структуру всемирно-исторических народов в качестве основополагающей схемы, отводя в ней определенное место «генерализующей» тенденции цивилизации, с одной стороны, и «индивидуализирующей» тенденции культуры — с другой. Историческая культур-социология Вебера оказывается, таким образом, некоторой формой онтологизации методологической антиномии номотетического и идиографического подходов. Социально-политические воззрения Вебера имеют определенно выраженный консервативный характер, что обусловило восприятие его идей некоторыми из современных социологов неоконсервативной ориентации. В стремлении таких социологов, как Белл, выделить в современном капиталистическом обществе относительно самостоятельные «оси» его развития (например, «ось» культуры) чувствуется отголосок схематики Вебера. Соч.: 1) Uber den Standort der Industrien. Teil 1. Munch., 1909. 2) Kulturgeschichte als Kultursoziologie. Munch., 1935. 3) Prinziplien der Geschichts und Kultursoziologie, Munch., 1951. 4) Der dritte oder der vierte Mensch. Munch., 1953. 2. Вебер (Weber) Макс (21.04.1864, Эрфурт — 14.06.1920, Мюнхен) — немецкий социолог, социальный философ и историк; основоположник понимающей социологии и теории социального действия. Преподавал во Фрайбургском (1893-1896), Гейдельбергском (1896- 1898, 1902-1919) и Мюнхенском (1919-1920) университетах. Начинал как исследователь в области экономической истории. Изучая вопрос о взаимоотношениях экономики с др. сферами человеческой деятельности — политикой, правом, религией и т. д., Вебер пришел к необходимости специально заняться социологией, разрабатывая ее главным образом как социологию экономического поведения людей. Критические исследования в области логики наук о культуре О некоторых категориях «понимающей» социологии О некоторых категориях понимающей социологии Объективность социально-научного и социально-политического познания Политика как признание и профессия Протестантская этика и дух капитализма Протестантские секты и дух капитализма Смысл «свободы от оценки» в социологической и экономической науке В рамках экономической истории Вебер занимался проблемой идентификации экономических явлений прошлого, теоретическое осмысление которых велось на основе анализа современного капиталистического общества. В своих исследованиях Вебер широко использовал понятие идеального типа, сопоставление с которым позволяло выявить соотв. явления в неразвитых экономических формах исторического прошлого. В ряде работ (`Объективность` ученого-обществоведа и социально-политическое познание`, 1904, и др.) Вебер подверг это понятие анализу с позиций общеметодологического подхода, рассматривая его в качестве важнейшего в социологии (`О категориях понимающей социологии`, 1913). В ходе методологического переосмысления первоначальной функции экономических понятий историческая политэкономия превращалась у Вебера в историческую социологию, в рамках которой он пытался выявить роль протестантской `хозяйственной этики` в генезисе западно-европейского капитализма, а также связь хозяйственной жизни общества, материальных и идеальных интересов различ. социальных групп с религиозным сознанием. Его работы сыграли значит, роль в становлении и развитии социологии религии как специальной области знания. В то же время идеи Вебера были подвергнуты критике (причем с различ. религ. и мировоззренческих позиций) в одних случаях за преувеличение `хозяйственной роли` религии вообще, в др.- за преувеличение роли протестантской `хозяйственной этики` в становлении зап.-европ. капитализма. Социальная философия, лежащая в основе исторической социологии В., наиболее отчетливое воплощение получила в работе `Протестантская этика и дух капитализма` (1904-1905). Главной идеей веберовской социальной философии является идея экономической рациональности, нашедшей свое последовательное выражение в современном капиталистическом обществе с его рациональной религией (протестантизм), рациональным правом и управлением (рациональная бюрократия), рациональным денежным обращением и т. д., обеспечивающими возможность максимально рационального поведения в хозяйственной сфере и позволяющими добиться предельной экономической эффективности. Эта тенденция, по Веберу, проникает во все сферы межчеловеческих взаимоотношений и культуры. Дальнейшую разработку веберовская идея рациональности получает в связи с его концепцией рациональной бюрократии, представляющей собой, по его мн., высшее воплощение капиталистической рациональности (`Хозяйство и общество`, 1921). Мысль Вебера о прогрессирующей рационализации как неизбежной `судьбы Запада`, социальным носителем которой явл. рациональная бюрократия, вступает в противоречие с его представлением о социально-экономических категориях как идеально-типических конструкциях, играющих исключительно эвристическую роль в социальном познании и не претендующих на роль категориального выражения объективных обществ, тенденций и закономерностей. Рациональность в конечном счете оказывается именно такой закономерностью, пробивающей себе дорогу вопреки воле и желанию людей, которым она грозит лишением индивидуальной свободы. В свете этой тенденции категория свободного социального действия индивида может оказаться чисто идеологическим, перевернутым, `эпифеноменальным` отражением реальности, которая движется в направлении прогрессирующего исключения всякой свободы индивида, да и самой человеческой индивидуальности вообще. В западно-европейской социологии это обстоятельство нашло свое выражение в дальнейшем развитии категории социального действия (например, у Парсонса, Лумана, Хабермаса), утрачивающей свое значение исходной и нередуцируемой к др., более фундаментальным категориям. Социология Вебера оказала решающее воздействие на зап. социологию 20 в. К середине 70-х гг. интерес к Веберу, нараставший в русле различных, подчас диаметрально противоположных социологических устремлений и ориентации, вылился в своеобразный `веберовский ренессанс`, наложивший свой отпечаток на дальнейшее развитие западной социологии. Соч.: 1) Gesammelte Aufsatze zur Wissen-schaftslehre. Tub., 1951. 2) Wirtschaft und Gesel-Isehaft. Koln — B. (West), 1964. 3) Gesammelte Aufsatze zur Religionssoziologie. Bd. 1-3. Tub., 1978-1986. Antinazi.Энциклопедия социологии,2009 Синонимы: единица. смотреть

ВЕБЕР

• ВЕБЕР (Weber) Альфред (1868-1958) — немецкий экономист, социолог, философ. Младший брат Макса Вебера. Преподавал в Берлинском и Пражском университета. смотреть

ВЕБЕР

ВЕБЕР (Weber) Альфред (1868-1958) — нем. социолог культуры и экономист. Проф. Праж. (1904-07) и Гейдельберг. (с 1907) ун-тов. После прихода к власти национал-социалистов отстранен от преп. деятельности и целиком посвятил себя написанию научных трудов. Начав свою карьеру как экономист, В. вскоре переключился на социологию культуры, к-рую толковал однако весьма расширительно, так что она предстала у него в конце концов как социальная философия мировой истории. Отчасти здесь сказалось опр. влияние идей Шпенглера, хотя нек-рые из них были явно предвосхищены В. в ходе предшествующей идейной эволюции, психол. мотивом к-рой была его оппозиция к неокантианскому аксиологизму его старшего брата Макса Вебера, толкавшая В. в сторону философии жизни. В той же связи необходимо особо подчеркнуть влияние на него бергсонианства, а также экзистенциальной философии Хайдеггера и Ясперса, к-рому он явно обязан своей идеей трансценденции, кристаллизовавшейся в культур-социол. построении В. в последний период его идейной эволюции.
Подобно Шпенглеру В. пытался предложить цельное видение всемирной истории, к-рое позволило бы ему самому и его современникам определить свое место в ней, ориентироваться относительно своего настоящего и будущего, постигнув своеобразие «судьбы Запада», или, как сказал бы автор «Заката Европы», «фаустовского человечества». Но в отличие от Шпенглера, поразившего его истор. воображение, В. считал, что это должна быть не философия, а именно социология истории, восполняющая чисто умозрит. размышления о ее судьбах более конкр. сведениями о генезисе и структуре всеобщей истории, добытыми в рамках всего комплекса наук о культуре и осмысленными с помощью методов, находящихся в распоряжении философски искушенной социологии, понятой в качестве синтетич. науки о культуре: идея, к-рая была заимствована В. у М. Вебера, — с тем, впрочем, отличием, что для последнего социология была не столько синтетической, сколько аналитич. наукой о культуре.
Рассматриваемый синтетически, истор. процесс предстает у В. как своеобр. констелляция (понятие, операционализированное социологически еще его братом, но у него самого получившее предельно расширит. толкование) в каждый данный момент времени трех разнопорядковых, и разноуровневых аспектов, подчиненных своей собств. ритмике. Во-первых, телесно-витального, воплощаемого политически конституированными социально-экон. образованиями, к-рые он называл «истор. телами»; это собственно социол. аспект, предполагающий расширит, веберовское толкование социальности, куда включается и экономика и политика. Во-вторых, рационально-интеллектуального, воплощаемого непрерывным постулат, развитием науки и техники (научно-техн. прогрессом, обладающим своей собств. логикой): цивилизационный аспект. Наконец, в-третьих, душевно-духовного, воплощаемого наивысшими достижениях культуры — образцами религ., нравств. и филос. творчества, в к-рых людям приоткрывает себя «трансцендентное»: культурный аспект. В противоположность Шпенглеру В. различает «культуру» и «цивилизацию» не в качестве двух фаз в эволюции каждого из больших культурно-истор. образований, а в качестве двух разл. измерений человеч. бытия, двух способов выхода за границы эмпирич. существования людей — рац. и сверхрационального: выход за рамки истор. эпохи, с одной стороны, и прорыв за пределы истор. измерения (в трансцендентное) вообще, с другой. В обоих случаях разрывался заколдованный круг культурно-истор. солипсизма автора «Заката Европы».
В рамках своего культур-социол. построения В. стремится одновременно и ответить на «вызов», брошенный Шпенглером традиционно-прогрессистскому пониманию истории, и тем не менее избежать его циклизма, явно имевшего ницшеанские истоки, в рамках к-рого история по сути дела самоликвидировалась в пользу принципа «вечного возвращения одного и того же», а на месте единого общечеловеч. процесса эволюции, как бы она ни понималась, оказывался ряд замкнутых на себя локальных «культур», подчиненных одному и тому же биол. ритму «изживания жизни»: рождение — возмужание — старение — смерть. Эта схема преодолевалась В. по двум направлениям: по линии цивилизации с ее механизмом преемственности научно-техн. прогресса и по линии культуры с ее открытостью трансцендентному вопреки всем превратностям истор. судеб человечества. И только применительно к индивидуально опр. «истор. телам», самоутверждавшимся в вековечной борьбе друг с другом, В. допускал вышеупомянутую ритмику витальности.
Процесс эволюции каждого из выделяемых В. культурно-истор. образований предстает у него как рез-т сложного взаимодействия социально-экон., цивилизац. и культурного факторов, каждый из к-рых играет одновременно «соопределяющую» роль в функционировании двух других. Сами же социокультурные образования, формирующиеся в процессе такого взаимопроникновения гетерогенных факторов, воплощаются в больших «телообразных жизненных единствах», к-рые он называет «народами в широком смысле слова». Они-то и являются фактич. носителями всемирно-истор. процесса, переходящего от одного такого единства истор. общности людей и их судьбы (складывающегося не без весьма существ, влияния опр. геогр. и климатич. условий) к другому, от него — к третьему и т.д. В этих простейших «единицах» истор. измерения, толкуемых как тотальность естеств. человеч. сил, влечения и воли, социология В. видит «обществ, тела», несущие всемирно-истор. культуры, стремясь выявить в этих «телах» типич. тенденции социально-истор. формообразования и эволюции.
Одна из осн. тенденций, роднящая эти «обществ. тела», заключается в движении ко все более крупным, прочным и зрелым социально-экон. образованиям. Тем не менее конечная стадия их индивидуальной эволюции — оцепенение, окостенение и, наконец, старческое разложение этих «тел». Или их мировая экспансия (опять шпенглеровский мотив), в к-рой исчезает собственно «телесная» определенность подобных истор. «тотальностей», выливаясь в универсальный процесс общечеловеч. свершения. При этом наука, стремящаяся постичь этот процесс во всей его определенности, непременно должна иметь в виду взаимодействие каждого «обществ, тела» и с культурой, сообщающей душевно-духовный смысл его существованию, и с цивилизацией, обеспечивающей всеобщий элемент преемственности в его индивидуальной эволюции, а также конкр. воздействие друг на друга культуры и цивилизации в рамках неповторимого «здесь-и-теперь». Так решает В. антиномию индивидуализирующего (идиографич.) и генерализующего подходов в гуманитарных науках, над разрешением к-рой бился уже его брат Макс.
Стремясь сохранить целостность понимания всемирной истории (к-рой, кроме всего прочего, угрожала также и его собств. концепция многоаспектности истор. процесса, где каждый аспект предполагал свой собств. принцип рассмотрения), В. настаивает на «ступенчатом» характере ее эволюции, где каждая последующая ступень предстает в качестве внутренне связанной с предыдущей, задающей ей жизненно важные
проблемы. Этот пункт веберовской схематики всемирно-истор. процесса, в к-ром каждая новая фаза как бы «отталкивается» от предыдущей, в то же время получая творч. импульс от задаваемых ею антиномий, заставляет вспомнить о знаменитой гегелевской «триаде», выстроенной по модели «отрицания отрицания». С тем, правда, отличием, что у В. последним ее звеном оказывается не победа разума, а тотальный кризис человечества, оказавшегося перед угрозой самоуничтожения, этой последней «сфинксовой загадки», заданной ему его собств. эволюцией. И единственное, что, согласно последнему убеждению В., еще оставляет людям надежду на спасение, это вера в возможность радикального изменения полит, и социально-экон. условий их существования, воспроизводящих в массовом масштабе устрашающую карикатуру на ницшеанского «последнего человека». Согласно веберовской всемирно-истор. типологии человека, это «четвертый человек» — безвольный и бездумный робот тоталитарно-бюрократич. машины, торжество к-рого в глобальном масштабе означало бы ликвидацию истории человечества как таковой.
В свете этого итога идейной эволюции В., — к-рая вновь и вновь обнаруживала свое глубокое «избират. сродство» с фактич. эволюцией человечества в метавшемся в конвульсиях 20 в., — его культур-социол. концепция предстает как теория общего кризиса современности («модерна»). Теория не столько синтетическая, сколько синкретическая, ибо состоит из гетерогенных блоков, слитых воедино общим трагич. мироощущением.
Соч.: Ober den Standort der Industrien. Т. I. Tub., 1920; Ideen zur Staats- und Kultursoziologie. Karlsruhe, 1927; Kulturgeschichte als Kultursoziologie. Munch., 1950; Prinzipien der Geschichts- und Kultursoziologie. Munch., 1951; Der dritte oder der vierte Mensch. Munch., 1953; Теория размещения промышленности. Л.; М., 1926; Избранное. Кризис европ. культуры. СПб., 1998.
Лит.: Eskert R. Kultur. Zivilisation und Gesellschaft. [Basel]-Tub., 1970; Demm E. Ein Liberater in Kaiserreich und Republik. Boppard am Rhein, 1990.
Ю.Н.Давыдов

ВЕБЕР

1.(Weber), Макс (21.IV.1864 — 14.VI.1920) — нем. социолог, историк, философ; экономист и политик, оказавший большое влияние на бурж. идеологию в област. смотреть

ВЕБЕР

(Weber) Макс (Карл Эмиль Максимилиан) (1864-1920) — немецкий социолог, философ и историк конца 19 — начала 20 вв. Приват-доцент, экстраординарный профессор в Берлине (с 1892), профессор национальной экономии во Фрейбурге (с 1894) и Гейдельберге (с 1896). Почетный профессор Гейдельбергского университета (1903). Издатель (совместно с Э. Яффе и В. Зомбартом) «Архива социальных наук и социальной политики» (с 1904). Основатель (1909) Немецкого социологического общества. Профессор национальной экономии в Вене (с 1918) и Мюнхене (с 1919). Основные сочинения: «К истории торговых обществ в средние века» (1889), «Римская аграрная история и ее значение для государственного и частного права» (1891), «Национальное государство и народно-хозяйственная политика» (1895), «Объективность социально-научного и социально-политического познания» (1904), «Рошер и Книс и логические проблемы исторической политэкономии. Серия статей» (1903-1905), «Протестантская этика и дух капитализма» (1904-1905), «Критические исследования в области логики наук о культуре» (1906), «К положению буржуазной демократии в России» (1906), «О категориях понимающей социологии» (1913), «Хозяйственная этика мировых религий» (1916-1919), «Политика как профессия» (1919), «Наука как профессия» (1920), «Хозяйство и общество» (1921) и др. Диапазон научных интересов В. был чрезвычайно широк и охватывал проблемы социологической теории и методологии социального познания, теории капитализма и экономической истории, религиоведения и политико-юридических наук. В каждой из этих областей труды В. стали классикой. Для творчества В. было характерно сочетание серьезного научного интереса к истории с озабоченностью острыми политическими проблемами современности, а лейтмотивом его исследований является тема рациональности как исторической судьбы западного общества и организующего принципа познания. Констатируя в духе неокантианства методологическое своеобразие «наук о культуре», В. настаивает на том, что социальное и историческое познание, так же, как и естественные науки, должно быть свободно от субъективных оценок, основным средством достижения его научной объективности у В. является методологическая концепция «идеальных типов». Элементарной единицей социологического анализа В. считает социальное действие, предполагающее а) осмысленность, субъективную мотивацию и б) «ориентацию на других», придающую индивидуальному действию социальное значение. Индивиды, а не формы коллективности или общественные институты выступают в этой концепции реальными субъектами социального действия. Типология социального действия, разработанная В. включает: 1) целерациональное действие (цели и средства их достижения сознательно избираются индивидом, а критерием их адекватности является успех), 2) ценностно-рациональное (осмысленное действие организуется системой ценностей, определяющих человеческое поведение независимо от успеха), 3) аффективное (определяемое непосредственными эмоциональными реакциями) и 4) традиционное (определяемое привычкой). Типология социального действия лежит в основе веберовской концепции типов легитимного господства (власти, которая признана управляемыми индивидами). В основе легального типа господства (к которому относятся современные западные государства) лежит целерациональное действие и мотивом признания власти служит соображение интереса; для этого типа характерен примат формально-правового начала и развитие бюрократии. Харизматический тип господства (харизма — экстраординарные личные способности лидера — героя, полководца, основателя религии и т.п.) основан на аффективном типе социального действия. Базой традиционного типа господства, для которого характерны вера в священность существующих властных порядков и патриархальность внутригосударственных связей, является привычка к определенному поведению. Западное общество последних трех-четырех столетий, по В., характеризуется радикальной рационализацией его основных сфер, охватывающем хозяйственную деятельность, политико-правовые отношения и образ мышления. Именно универсальное господство рационального начала отличает современное общество от всех существовавших ранее (квалифицируемых В. как «традиционные»). При этом сам разум в трактовке В. деэтизи-руется и сводится к «формальной рациональности» — чисто технической калькулирующей способности. В работе «Протестантская этика и дух капитализма» В. предложил новаторское решение вопроса о генезисе капиталистического общества, связав его с европейской Реформацией. Именно протестантизм, придавший религиозное значение расчетливо организованной и нацеленной на умножение богатств мирской деятельности человека, заложил основы трудовой этики и рационализма, составивших ядро новоевропейского типа личности. Проблема связи религиозных установок и образа жизни (прежде всего — хозяйственной деятельности) занимает центральное место и в более поздних работах В. по социологии религии. (См. также: Историцизм). В.Н. Фуре. смотреть

ВЕБЕР

(Weber) Альфред (1868-1958) — немецкий экономист, социолог, философ. Младший брат Макса Вебера. Преподавал в Берлинском и Пражском университетах (1899-1907); с 1907 — профессор кафедры экономики и социальных наук Гейдельбергского университета. Основные сочинения: «Германия и кризис европейской культуры» (1924), «Идеи по поводу социологии государства и культуры» (1927), «История культуры как социология культуры» (1935), «Принципы социологии истории и культуры» (1951), «Третий или Четвертый человек» (1953) и др. Находился под значительным влиянием идей Шпенглера. Стремился создать новую науку — социологию истории и культуры, соединяющую весь материал истории и познания современности, науку не философскую, но эмпирически интуитивную, установка которой заключалась бы не в выведении лежащего за пределами вещей смысла движения истории, но сознательной ориентации на переживание образа как факта, единственно доступного человеческому познанию, неразрывно связанному с явлением. Эта наука, по мысли В., преодолевает границы «линнеевской системы», понимая мир в его многообразии, текучести и взаимосвязанности, в периоды упадка и взлета. По В., под судьбой (без акцентирования ценности, как чистом феномене) в потоке истории подразумевается то, что в философии предполагается о прогрессе. Предшествовавшие попытки социологического объединения исторических событий и явлений культуры, по мнению В., принимали во внимание лишь факт интеллектуализации: Гегель, Конт, Маркс, Спенсер с той или иной стороны подчеркивали роль интеллектуального развития человека. Но рефлективное постижение, внутренняя интеллектуализация или внешнее рациона-лизирование существования есть просто техническое оформление материала жизни, поэтому возможные объективации — государство, право, экономика и др. формы общественных институтов — являются, прежде всего, продуктами процесса цивилизации, следовательно, для В., чисто биологическими образованиями, создаваемыми и сохраняемыми стремлением к существованию, а не объективациями культуры. Только когда жизнь от своей необходимости и полезности придет к стоящему над ними образу, будет существовать культура, в которой обретается целостность внутреннего бытия вместе с целостностью внешнего мира. Объективации становятся предметом, которому культура придает свой образ; само же «культурное» оказывается не абстрактным общим понятием, но совершенно конкретными «вещами», имеющими значение всеобщего. Таким образом, задача социологически ориентированного культурологического исследования заключается в объяснении, исходящем от «чувства жизни», динамического возрастания конкретностей, которые обозначены В. как культура. В этом потоке развития В., вслед за Шпенглером, усматривал обособленные друг от друга исторические образования — культуры, обладающие каждая своей собственной судьбой, проходящие периоды роста, зрелости и упадка, создающие свои собственные формы общественного устройства. Общественный процесс действует в каждом историческом образовании согласно собственному закону, хотя обнаруживаются общие формы и типы рядов развития. Культурное воление, процесс цивилизации и социологическая констелляция находятся в определенном динамическом взаимодействии, исследование которого позволит уяснить и истолковать периодичность и ритм движения культур. Абсолют, к которому в историческом процессе стремятся культуры, проявляет себя только в конкретной исключительности индивидуальных форм существования народов и времен. Культура, осуществляющая материально-общественный и духовно — цивилизационный «синтез жизни» создает усредненный культурный тип народа, единство общности людей и их судьбы в истории. Требование конкретности социологического видения обращает предмет интереса В. на частное исследование уникального исторического образования Европы и современного облика немецкой нации как культурного типа в ситуации легитимирования «всеобщего распада форм», приведшего к духовному кризису, разрешение которого видится В. в обращении к прежней динамике духовного развития. Ее выявление, учитывающее тенденции цивилизации и цели культуры, и является непосредственной задачей социологического анализа истории. С.А. Радионова. смотреть

ВЕБЕР

(Weber) Эрнст Генрих (1795— 1878) — немецкий анатом и физиолог, один из основоположников научной психологии, внесший идею измерения. Профессор анатомии (1818), профессор физиологии (1840), изучал тормозящее влияние блуждающего нерва на деятельность сердца (1845). Иностранный чл.-кор. Петербургской Академии наук (1869). Проводил исследования в области физиологии органов чувств: слуха, зрения, кожной чувствительности. Исследовал эффект температурной адаптации: если сначала поместить одну руку в прохладную воду, а другую в горячую, то теплая вода после этого будет казаться для первой руки более теплой, чем для второй. Анализ осязания позволил ему выделить три вида кожных ощущений: ощущение давления или прикосновения, температурные ощущения, ощущения локализации. Разработал схему экспериментального исследования осязания, для чего сконструировал по типу циркуля особый прибор (эстезиометр , или циркуль Вебера), при помощи которого оценивал расстояние, достаточное, чтобы два прикосновения к поверхности кожи не сливались в одном ощущении. В этих исследованиях В. определил, что данное расстояние различно для различных участков кожи (так называемые круги ощущения) и, следовательно, кожа обладает разной чувствительностью. В 1834 г. провел исследования соотношений ощущений и раздражителей, показавшие, что новый раздражитель, чтобы восприниматься как отличающийся, должен в действительности отличаться на определенную величину от исходного и что эта величина представляет собой постоянную пропорцию от исходного раздражителя. Это было отражено им в следующей формуле: <Дельта J / J = К>, где J — исходный раздражитель, дельта J — отличие нового раздражителя от исходного, К — константа, зависящая от типа рецептора. Так, например, чтобы два чистых звука воспринимались как различные, новый звук должен отличаться от исходного на 1/10 величины, новый вес — на 1/30, а для световых раздражителей эта пропорция — 1/100. На основе данных исследований Г. Фехнером была выведена формула основного закона психофизики: ощущение изменяется пропорционально логарифму раздражителя (закон Вебера-Фехнера). Кроме того, В. высказал интересные соображения по поводу сензитивности раннего детского возраста для билатерального переноса двигательных навыков (сам он обладал способностью рисовать зеркальные изображения одновременно обеими руками). Основные сочинения В.: De aure et auditu hominis et animalum, 1820; De pulsu, resorplione, auditu et tactu, Lpz., 1834; Der Tastsinn und Gemeindegefiihl, 1846; Uber den Raumsinn und die Empfindungskreise in der Haut und die Auge, 1952. И.М. Кондаков. смотреть

ВЕБЕР

(weber) Карл (23.4.1896, Розен, округ Хейлигенбейль, Восточная Пруссия – 5.11.1975, Гамбург), командир одной из сухопутных частей ВМС, инженер-контр-адмирал (1.4.1943). 7.8.1914 поступил добровольцем на военно-морские верфи. Участник 1-й мировой войны, служил на линейном корабле «Кайзер Карл Великий» (апр. – авг. 1915), миноносце V-28 (авг. 1915 – сент. 1916), линейных кораблях «Баден» (окт. 1916 – сент. 1917) и «Швабия» (сент. – дек. 1918). 17.12.1918 демобилизован. 20.3.1920 вновь принят на службу в ВМФ и 10.1. 1921 переименован в лейтенанты-инженеры. С 10.10.1923 главный инженер на кораблях 4-й полуфлотилии миноносцев, с 15.10.1925 по 1.7.1928 вахтенный инженер на крейсере «Эмден», с 21.9.1929 по 2.10.1931 инженер 3-й полуфлотилии миноносцев. 9.4.1934 командирован в Вильгельмсхафен для приемки крейсера «Эмден» и 29.9.1934 занял на нем должность главного инженера. 10.9.1935 переведен в Морское руководство (с 1935 – ОКМ), служил в Командном управлении. 31.10.1938 назначен командиром 14-го корабельного кадрированного батальона, а 19.11.1939 – инженером военно-морской станции «Нордзее». С 21.8.1940 директор транспортного отдела штаба командующего адмирала во Франции, участвовал в подготовке так и не осуществленного плана высадки на Британские острова «Морской лев». С 15.10.1941 начальник штаба инспекции корабельных машин. 15.11.1943 зачислен в распоряжение начальника Высшего командования ВМС «Нордзее» и 4.1.1944 назначен комендантом военно-морского арсенала в Бордо. 23.8.1944 под командованием В. сформирована морская бригада Вебера. Вел упорные бои в Бордо, но его бригада была разгромлена, а сам В. 19.9.1944 взят в плен. 4.2.1948 освобожден.
Синонимы:

ВЕБЕР

ве́бер (по имени нем. физика В. Э. Вебера (W. E. Weber), 1804-1891) единица магнитного потока в международной системе единиц (си), обозначается вб, wb. смотреть

Источник статьи: http://rus-geo-enc.slovaronline.com/1649-%D0%92%D0%B5%D0%B1%D0%B5%D1%80


Adblock
detector