Адамович г вклад русской эмиграции в мировую культуру париж 1961



Не будем проклинать изгнанье (Пути и судьбы русской эмиграции) (5 стр.)

«Чтение Маяковского было какое-то оркестровое, — вспоминает живший тогда в Берлине Роман Гуль. — Будто читает не один человек, а стихотворение ведет какая-то оркестровая музыка. Это было по-настоящему хорошо. И запомнилось» 5.

Успех приезжавших в те годы в Берлин советских поэтов и писателей Маяковского, Есенина, Пильняка, Эренбурга, Федина, Пастернака (в тот период в отношениях между советской Россией и эмиграцией еще не было той отчужденности, того взаимного отталкивания, которые начали вкрадываться с конца 20-х — начала 30-х годов) — был обусловлен не только качеством рождавшейся в то время в стране прозы и поэзии, но и самим фактом того, что приехавшие были из России. Эта стоявшая за спиной приезжавших поэтов и прозаиков Россия вселяла в души эмигрантов и страх, и восхищение, и недоумение, и восторг. Все понимали, что главная, настоящая жизнь — там, а не здесь, в «русском» Берлине. И хотелось оправдаться, почему Россия там, а «мы» здесь.

Тема вины пронизывает всю эмигрантскую жизнь. Когда Георгий Адамович в ответ на призыв Василия Вырубова подумать об издании книги-памятника русской эмиграции излагает ему в письме примерный план предполагаемого издания, он уточняет: «Книга, о которой идет речь, должна быть не только нашим ответом, но и нашим оправданием».

«Не знаю, упрекнули бы нас в непростительной беспечности наши потомки, если бы мы долга этого не выполнили, — пишет Г. Адамович в письме к В. В. Вырубову, — но уверен, что за успешное его выполнение они будут нам благодарны, — хотя бы потому, что узнают многое оставшееся им неизвестным. Рано или поздно новые русские поколения спросят себя: что они там делали, на чужой земле, эти люди, покинувшие после революции родину и отказавшиеся вернуться домой, — неужели только «жили-поживали», тосковали, вспоминали, ждали лучших дней, заботились о хлебе насущном?» 6.

Неоднократно возвращаясь к идее «золотой книги» русской эмиграции, Георгий Адамович смотрел на это как на долг и перед эмиграцией, и перед отечеством.

Георгий Викторович Адамович, поэт-акмеист, известнейший в эмиграции литературный критик, чье мнение было равносильно окончательному приговору, умер сравнительно недавно — в 1972 году, оставив после себя серьезное литературно-критическое наследие. Разговор об издании книги-памятника русской эмиграции относится к 1961 году. Тогда же в Париже вышла брошюра Г. Адамовича «Вклад русской эмиграции в мировую культуру», где он высказал свои мысли о возможном содержании книги.

Однако идея такой книги носилась в воздухе давно, еще до начала второй мировой войны. Она активно обсуждалась в русской периодической печати тех лет, вызывая массу споров. Большинство принимало замысел книги с восторгом. Говорили о «заказе», который эмиграции дает сама история. Но многим книга казалась преждевременной.

Действительно, в довоенные годы подводить итоги было еще рано. С момента исхода прошло не так уж много лет. Эмиграция еще чувствовала себя живой силой, бурлящим котлом. Еще были живы и принимали активное участие в общественной и культурной жизни виднейшие представители эмиграции. В оценках собственного места и роли было еще много неустоявшегося, полемичного. Написанная в те годы книга неизбежно оказалась бы временной, требующей постоянных поправок и дополнений. Идея «золотой книги», пролетев метеором в умах эмигрантов, вскоре потускнела, но некоторые из высказанных в тогдашней полемике мыслей представляют немалый интерес для понимания того, как сама эмиграция смотрела на себя. Взгляд этот был достаточно трезв и самокритичен. Надо бы только воздержаться от самовосхваления, от самодовольства в перечислении успехов, говорили одни.

Источник статьи: http://mir-knig.com/read_83379-5

Вклад русской эмиграции в мировую культуру

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 23 Апреля 2014 в 17:22, сочинение

Краткое описание

Понятие «эмиграция» для нашей страны не пустой звук. Эмиграция — это переселение из одной страны в другую по каким-либо причинам.
Сейчас можно сказать, что с 1917 года по настоящее время Россия пережила пять волн эмиграции. Меня более интересует именно первая волна, потому что она оставила наиболее яркий след в истории.

Прикрепленные файлы: 1 файл

Эссе по истории.docx

Эссе на тему «Вклад русской эмиграции в мировую культуру».

Понятие «эмиграция» для нашей страны не пустой звук. Эмиграция — это переселение из одной страны в другую по каким-либо причинам.

Сейчас можно сказать, что с 1917 года по настоящее время Россия пережила пять волн эмиграции. Меня более интересует именно первая волна, потому что она оставила наиболее яркий след в истории.

В изгнании оказалась большая часть интеллектуальной элиты российского дореволюционного общества. Первая волна русской эмиграции называется «Белой». Помимо своих огромных масштабов, она запомнилась колоссальным вкладом эмигрантов не только в российскую, но и мировую культуру.

Люди, которые покинули страну в первую волну эмиграции, сумели приумножить традиции своего народа. Белоэмигранты были настоящими патриотами, держались вместе в течение десятилетий.
Необходимо сказать, что эти люди покидали страну из-за страха, ведь каждое неверно сказанное или написанное слово могло обернуться чрезвычайными последствиями.

Русская эмиграция первой волны буквально подарила миру сразу трех нобелевских лауреатов в трех различных областях. Страну были вынуждены покинуть выдающиеся деятели культуры и известные ученые.

Эмигранты первой волны считали, что покинули родной дом на небольшой и незначительный срок.

Из школьных уроков литературы я помню, что многие талантливейшие писатели и поэты очень сильно тосковали по России. Эта тоска и нашла отражение в замечательных стихах и произведениях о родине. Они насквозь пропитаны патриотизмом; читая их, человек волей неволей начинает чувствовать все эмоции и переживания, что вложил в свое творение автор.

Да, получается, что страна отвернулась от истинных патриотов, которые искренне надеялись в скором времени вернуться на родину и вновь быть полезными в родной стране.

Мало того, что иностранцы в какой-то мере приобщались к русской культуре, так еще и дети самих эмигрантов получали образование на родном языке и не порывали связи с культурой родной страны. Русские эмигранты делали все возможное, чтобы воспитать молодое поколение в духе русских традиций. Именно по этой причине во многих европейских странах были созданы русские школы, научные учреждения, организовывались книжные издательства.

Печаталась масса журналов, газет, сборников. Стоит отметить также такое событие, как «День русской культуры», проведенное в 1925 году в день рождения А.С. Пушкина.

Крупным центром развития науки был Париж. Более 60-ти русских профессоров читали лекции в Парижском университете. Нельзя не вспомнить об успехах отечественных ученых, развивавших мировую космонавтику и авиацию. За рубежом после революции оказались почти все выдающиеся отечественные авиаконструкторы.

Особые места в мировой науке занимали философия и социология, которые дали миру не одно известное имя.

Эмигрировать в первую волну пришлось большому количеству музыкантов, актеров и театральных деятелей. Многие их них за рубежом продолжали свои выступления и получили известность в широких кругах.

Не стоит забывать о сотнях русских художников, архитекторов и скульпторов, которые после революции продолжили заниматься своим делом вдали от дома.

В заключение хочется сказать, что культура русского зарубежья была неординарным явлением, которое оказало значительное влияние на мировую культуру. К сожалению, достижения русских эмигрантов долгое время не были известны на родине, к которой они так хотели вернуться и которую не забывали все эти тяжёлые для них времена.

Источник статьи: http://www.referat911.ru/Istoriya/vklad-russkoj-jemigracii-v-mirovuju/406921-2938497-place1.html

Не будем проклинать изгнанье (Пути и судьбы русской эмиграции) (5 стр.)

«Чтение Маяковского было какое-то оркестровое, — вспоминает живший тогда в Берлине Роман Гуль. — Будто читает не один человек, а стихотворение ведет какая-то оркестровая музыка. Это было по-настоящему хорошо. И запомнилось» 5.

Успех приезжавших в те годы в Берлин советских поэтов и писателей Маяковского, Есенина, Пильняка, Эренбурга, Федина, Пастернака (в тот период в отношениях между советской Россией и эмиграцией еще не было той отчужденности, того взаимного отталкивания, которые начали вкрадываться с конца 20-х — начала 30-х годов) — был обусловлен не только качеством рождавшейся в то время в стране прозы и поэзии, но и самим фактом того, что приехавшие были из России. Эта стоявшая за спиной приезжавших поэтов и прозаиков Россия вселяла в души эмигрантов и страх, и восхищение, и недоумение, и восторг. Все понимали, что главная, настоящая жизнь — там, а не здесь, в «русском» Берлине. И хотелось оправдаться, почему Россия там, а «мы» здесь.

Тема вины пронизывает всю эмигрантскую жизнь. Когда Георгий Адамович в ответ на призыв Василия Вырубова подумать об издании книги-памятника русской эмиграции излагает ему в письме примерный план предполагаемого издания, он уточняет: «Книга, о которой идет речь, должна быть не только нашим ответом, но и нашим оправданием».

«Не знаю, упрекнули бы нас в непростительной беспечности наши потомки, если бы мы долга этого не выполнили, — пишет Г. Адамович в письме к В. В. Вырубову, — но уверен, что за успешное его выполнение они будут нам благодарны, — хотя бы потому, что узнают многое оставшееся им неизвестным. Рано или поздно новые русские поколения спросят себя: что они там делали, на чужой земле, эти люди, покинувшие после революции родину и отказавшиеся вернуться домой, — неужели только «жили-поживали», тосковали, вспоминали, ждали лучших дней, заботились о хлебе насущном?» 6.

Неоднократно возвращаясь к идее «золотой книги» русской эмиграции, Георгий Адамович смотрел на это как на долг и перед эмиграцией, и перед отечеством.

Георгий Викторович Адамович, поэт-акмеист, известнейший в эмиграции литературный критик, чье мнение было равносильно окончательному приговору, умер сравнительно недавно — в 1972 году, оставив после себя серьезное литературно-критическое наследие. Разговор об издании книги-памятника русской эмиграции относится к 1961 году. Тогда же в Париже вышла брошюра Г. Адамовича «Вклад русской эмиграции в мировую культуру», где он высказал свои мысли о возможном содержании книги.

Однако идея такой книги носилась в воздухе давно, еще до начала второй мировой войны. Она активно обсуждалась в русской периодической печати тех лет, вызывая массу споров. Большинство принимало замысел книги с восторгом. Говорили о «заказе», который эмиграции дает сама история. Но многим книга казалась преждевременной.

Действительно, в довоенные годы подводить итоги было еще рано. С момента исхода прошло не так уж много лет. Эмиграция еще чувствовала себя живой силой, бурлящим котлом. Еще были живы и принимали активное участие в общественной и культурной жизни виднейшие представители эмиграции. В оценках собственного места и роли было еще много неустоявшегося, полемичного. Написанная в те годы книга неизбежно оказалась бы временной, требующей постоянных поправок и дополнений. Идея «золотой книги», пролетев метеором в умах эмигрантов, вскоре потускнела, но некоторые из высказанных в тогдашней полемике мыслей представляют немалый интерес для понимания того, как сама эмиграция смотрела на себя. Взгляд этот был достаточно трезв и самокритичен. Надо бы только воздержаться от самовосхваления, от самодовольства в перечислении успехов, говорили одни.

Источник статьи: http://mir-knig.com/read_83379-5


Adblock
detector