Благотворительные вклады влияют на государственный бюджет



Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Что показывают цифры?

Свежие данные международной статистики о размерах благотворительного сектора и результаты исследования зарубежного опыта влияния государства на благотворительную деятельность представила на семинаре старший научный сотрудник центра Наталья Иванова.

На сегодняшний день общий объем средств, выделяемых фондами на благотворительность в Европе и в США, составляет около 54 млрд евро. При этом в США насчитывается приблизительно 100 тысяч фондов, в европейских странах их численность превысила 130 тысяч. Среди американского населения пожертвования совершают 95,4% граждан, что является рекордным показателем.

По подсчетам экспертов, в государствах Европы на каждые 100 тысяч жителей приходится почти 30 благотворительных фондов. Между тем распределение фондов далеко не равномерно, и плотность сети благотворительных организаций зависит от социально-экономического уровня страны, степени развития третьего сектора и укорененности традиций благотворительности. Среди основных факторов, способствующих развитию филантропии, — культурные традиции, общественное доверие, прозрачность, подотчетность и эффективность деятельности НКО, нормативное правовое регулирование, налоговые льготы, уровень развития третьего сектора, политико-экономическая стабильность, демографические индикаторы и деятельность международных доноров.

В США и в Германии благотворители получают налоговый вычет, в Канаде — не облагаются налогом на доход

Как показывает мировая статистика, среди источников пополнения бюджета НКО на средства государственной помощи приходится 40%, основную же часть составляют поступления через оплату услуг. Есть две теории влияния государственного финансирования на прочие источники. Согласно первой (т.н. сrowding out), господдержка вытесняет частные пожертвования. Вторая (сrowding in) отмечает положительные эффекты государственного финансирования и находит, что оно способствует привлечению частных пожертвований. Обе теории, хотя отчасти конкурируют между собой, не исключают друг друга. В разных странах господдержка может как стимулировать, так и сдерживать благотворительную деятельность в зависимости от конкретных условий межсекторного взаимодействия и используемых правительством инструментов.

Как государства влияют на благотворительность?

Регулятивная роль государства в развитии практик благотворительности реализуется по нескольким направлениям. Во-первых, через нормативно-правовое регулирование деятельности благотворительных организаций. К статусу НКО общественной пользы предъявляется ряд требований: соответствие уставных целей и деятельности законодательно закрепленным приоритетам национальной политики, удовлетворение потребностей значительного числа благополучателей, наличие дополнительного надзорного органа управления. Их выполнение контролируется специальными уполномоченными органами — налоговыми, судебными, подразделениями внутри министерств или независимыми комиссиями. Стоит отметить расхождения в российском и европейском законодательстве в сфере регулирования благотворительных НКО. В частности, в российском праве отсутствуют конкретизация понятия «общественная польза», требования к категориям благополучателей и предписания об обязательном создании попечительского совета для контроля над органами управления.

Во-вторых, государство предусматривает для благотворительных организаций льготное налогообложение. Его формы варьируются в различных странах. Например, в США и в Германии благотворители получают налоговый вычет, в Канаде — не облагаются налогом на доход. Однако в современных условиях на рост пожертвований в большой степени воздействуют и иные факторы — социально-культурные.

В-третьих, широко распространены альтернативные механизмы государственного вклада в укрепление ресурсной базы сектора. К их числу относятся национальные лотереи, отчисление части подоходного налога в пользу благотворительных организаций, государственное софинансирование пожертвований, создание фондов за счет средств от приватизационных сделок.

Наталья Иванова привела для наглядности несколько примеров партнерства между госорганами и благотворительными организациями. Один из них — программа «План действий по оздоровлению климата», реализуемая в США городской администрацией Чикаго и правительством штата Иллинойс совместно с фондами Clinton Climate Initiative, Lloyd A. Fry Foundation, Joyce Foundation, Grand Victoria Foundation, Legacy Fund, The Chicago Community Trust, Nathan Cummings Foundation, Surdna Foundation. Речь идет о поэтапном плане мероприятий по снижению выброса парниковых газов на 25% к 2020 году. Общий объем средств, предоставленных фондами, составил 1,5 млн долларов в дополнение к консультативным услугам pro bono на сумму в несколько миллионов долларов.

Наконец, в-четвертых, важным аспектом деятельности государства является развитие культуры и инфраструктуры филантропии. Имеет значение как ценностный уровень (повышение общественного доверия к благотворительным организациям через информационные кампании, конкурсы и акты публичного признания благотворителей), так и внедрение инструментов, упрощающих процесс пожертвований.

Какой благотворительный путь выберет России?

Директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, первый проректор ВШЭ Лев Якобсон призвал в обсуждении роли государства в развитии третьего сектора вставать на позицию decision makers, которые в условиях дефицита ресурсов стоят перед необходимостью удовлетворять потребности населения в области здравоохранения, образования и социальной защиты. Непростое экономическое положение страны, которое вряд ли заметно улучшится в ближайшие годы, дает государству понять, что оно не справится с вызовами в одиночку. Этим объясняется растущий интерес к благотворительным организациям, которые, со своей стороны, должны научиться вести взаимовыгодный диалог с органами власти.

Перед российским третьим сектором стоит задача убедить государство в том, что поддержка благотворительности отвечает и государственным интересам тоже

Похожего мнения придерживается член экспертного совета Фонда развития Политехнического музея Вячеслав Бахмин. Поскольку исследование зарубежного опыта важно в первую очередь с точки зрения его применимости для России, перед российским третьим сектором стоит задача учитывать условия и взгляды правительства, а также убедить государство в том, что поддержка благотворительности отвечает и государственным интересам тоже.

Директор автономной некоммерческой организации «Эволюция и филантропия» Ольга Евдокимова отметила, что наравне с государственным вмешательством третий сектор должен решить проблему саморегулирования, которая сегодня остается злободневной. Кроме того она подчеркнула, что государству следует обращать внимание на потребности и состояние сферы благотворительности, чтобы отношения с некоммерческими организациями строились на принципах партнерства, а не на попытках привлечь их к оказанию услуг по неким стандартам власти.

Руководитель программ Форума доноров Ирина Ефремова-Гарт, в свою очередь, добавила, что третий сектор нельзя рассматривать изолированно от прочих секторов и ожидать, что в нем будут исключены проблемы, характерные для остального общества, бизнес-структур и органов власти. Необходимо помнить и о функции налоговых льгот — зарубежный опыт демонстрирует их роль как мощного стимула развития благотворительности. Сведения о проценте населения, вносящем пожертвования, поступают главным образом через налоговые декларации, заполняемые людьми, которые придают филантропии и деятельности НКО большое значение.

Генеральный директор Благотворительного фонда В. Потанина Оксана Орачева дополнила дискуссию информацией о целевом капитале. В зарубежной практике сформировалось две модели: первая, укоренившаяся в США и заимствованная впоследствии «новыми» странами, такими как Сингапур и Филиппины, подразумевает непосредственное участие государства в формировании эндаумента фондов. Вторая модель предполагает паритетное сотрудничество частной и государственной инициативы, а поддержка эндаументов рассматривается властью как основной инструмент финансирования сферы образования и культуры.

Оксана Орачева также посоветовала соотносить активность мер господдержки с конкретными историческими периодами, поскольку наиболее радикальные методы, как правило, выступают ответом на кризисные ситуации. Неверно было бы предъявлять одинаковые требования к частной инициативе, стоящей за деятельностью третьего сектора, и к государству, обязанному прозрачно отчитываться перед населением в своих действиях.

Галина Шляхова, стажер-исследователь Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, специально для портала ВШЭ

Источник статьи: http://www.hse.ru/news/science/195231227.html

Научно-
образовательный
портал IQ

Кто финансирует благотворителей

Существование некоммерческого сектора, прежде всего, за счет пожертвований — не более чем миф. Значительная часть бюджетов организаций-филантропов формируется благодаря государственной поддержке, отметила Наталья Иванова в исследовании «Зарубежный опыт влияния государства на благотворительную деятельность и вопросы его применимости в России».

«Некоммерческие» бюджеты

В США пожертвования совершает почти 96% населения. Жители Великобритании ежегодно тратят на эти цели 11,5 млрд евро (почти половина индивидуальных пожертвований во всех европейских странах).

Однако как в США, так и в Европе частные «вклады» — далеко не главные винтики в механизме финансирования НКО (некоммерческих организаций). На них приходится лишь 8% бюджета организаций, остальное составляют доходы от предоставления услуг (52%) и средства господдержки (40%).

Помощь государства влияет на НКО по-разному. В одних случаях стимулирует, в других — демотивирует. Все зависит от ее форм, поясняет автор исследования, выделяя несколько наиболее распространенных:

  • налоговые льготы;
  • государственные лотереи;
  • отчисление части подоходного налога в пользу благотворительных организаций;
  • государственное софинансирование пожертвований;
  • создание благотворительных фондов за счет средств от приватизации;
  • партнерство государства и благотворительных фондов.

Льготы для филантропов

Популярная форма налоговых льгот — налоговый вычет, размеры которого в разных странах существенно отличаются. Например, в США это не более 50% суммы дохода для граждан и до 10% налогооблагаемой базы — для компаний. В Германии соответственно — до 20% и до 0,4%.

В Канаде благотворительные организации не облагаются налогом на доход, при этом наложен запрет на их участие в политике и занятие коммерцией.

В Великобритании хорошо зарекомендовали себя национальные программы Gift Aid и Payroll Giving. Cогласно первой, благотворительным организациям и любительским спортклубам правительство гарантирует дополнительно 25 пенсов на каждый фунт стерлингов получаемых ими пожертвований. По программе Payroll Giving сумма пожертвования работника в пользу выбранной им организации перечисляется работодателем. Перевод денег происходит до налогообложения зарплаты. Таким образом, дареная сумма фактически освобождается от налога.

От лотерей до партнерства

Существенные деньги для НКО в ряде стран (Великобритания, Нидерланды, Бельгия, Германия) дают государственные лотереи. В Нидерландах шесть лотерей отчисляют благотворительным организациям около 500 млн евро. В Великобритании 40% доходов от национальной лотереи поступают в специально созданный госфонд, который распределяет их в форме грантов.

В Германии, Италии, Испании, Швеции, Швейцарии, Польше законодательно закреплено добровольное отчисление гражданами части подоходного налога в пользу благотворительных организаций. Обычно это небольшой процент: в Польше — 1%, в Италии, Испании — 0,5%.

В США, Канаде, Сингапуре, Гонконге, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Норвегии, Финляндии действуют программы государственного софинансирования частных пожертвований вузам. Размер софинансирования зависит, например, от опыта университета в сфере фандрайзинга (привлечения денежных средств). Так, в Великобритании вузы с небольшим опытом могли получить от государства не более 200 тысяч фунтов, опытные — до 2,75 млн фунтов. Всего по британской программе софинансирования для 135 учебных заведений удалось привлечь около 580 млн фунтов стерлингов от частных лиц и 143 млн — от государства.

В 21 стране мира работают свыше 500 благотворительных фондов, созданных за счет средств от приватизации. В последние годы также развивается партнерство фондов и государства. В США первый в стране офис для разработки партнерских проектов был создан 13 лет назад при администрации губернатора штата Мичиган. В 2010 году аналогичные структуры появились уже в восемнадцати штатах.

Что замедляет господдержку в России

В России большинство принятых в мире форм господдержки благотворительных организаций не распространены. Развитие, считает исследователь, сдерживают экономические проблемы, недостаток профессионализма НКО, неразвитость инфраструктуры некоммерческого сектора. Не хватает и усилий государства по формированию культуры благотворительности (привлечение внимания общества, мотивирование граждан, внедрение механизмов, упрощающих процесс пожертвований и т.п.).

В начале 2016 года, по подсчетам Росстата, в стране было зарегистрировано около 11 тысяч благотворительных организаций. 85% из них (9350 единиц) — благотворительные фонды. Это очень немного, особенно на фоне зарубежной статистики. Для сравнения в Европе фондов более 130 тысяч, в США — примерно 100 тысяч.

Государственная поддержка НКО началась в РФ в 2006 году, когда на их финансирование федеральный центр выделил почти 500 млн рублей. С тех пор сумма ежегодно увеличивалась. Однако, по данным Всероссийского мониторинга состояния гражданского общества НИУ ВШЭ (2015 год), из федеральной казны финансируются лишь 11% НКО, из региональных и муниципальных бюджетов — по 18%. Значительная часть организаций получают деньги в виде частных пожертвований от физических лиц (38%) и организаций (23%).

Источник статьи: http://iq.hse.ru/news/200064226.html


Adblock
detector