Э дженнер и его вклад в разработку вакцины против оспы



Эдвард Дженнер: первая прививка от оспы в мае 1796 года

В 1772 г., завершив обучение, двадцатитрехлетний Эдвард Дженнер открыл медицинскую практику в Беркли, Глостершир. Примерно в 1780 г., все еще заинтригованный связью между коровьей и натуральной оспой, он начал собирать сведения о людях, которые переболели коровьей оспой и оказались затем невосприимчивы к натуральной (о чем говорило отсутствие у них реакции на вариоляцию).

В 1772 г., завершив обучение, двадцатитрехлетний Эдвард Дженнер открыл медицинскую практику в Беркли, Глостершир. Примерно в 1780 г., все еще заинтригованный связью между коровьей и натуральной оспой, он начал собирать сведения о людях, которые переболели коровьей оспой и оказались затем невосприимчивы к натуральной (о чем говорило отсутствие у них реакции на вариоляцию).

Дженнер зарисовал язвы, вызванные коровьей оспой, на руках молочниц и привез рисунки в Лондон, чтобы показать нескольким докторам и обсудить, как коровья оспа может защитить человека от натуральной. Однако большинство докторов отнеслись к этой идее без интереса. Точно так же, когда Дженнер обратился к коллегам-медикам с просьбой помочь ему в исследовании, они отказались, утверждая, что идея смехотворна и все это не более чем деревенские россказни.

Но Дженнер не сдавался и продолжал исследования, пока наконец не подошел вплотную к своему эпохальному открытию.

14 мая 1796 г., взяв дело в свои руки, он сделал первую в мире прививку от оспы восьмилетнему Джеймсу Фиппсу, сыну одного из своих работников. Дженнер ввел мальчику зараженное коровьей оспой «отделяемое», взятое с руки молочницы по имени Сара Нелмс, которая подхватила инфекцию от коровы по кличке Цветик.

Как и в случае Бенджамина Джести, который сделал то же самое 22 года назад, эксперимент оказался успешным: повторная вариоляция Фиппса через несколько месяцев показала отсутствие реакции, свидетельствующее о том, что у него выработалась невосприимчивость к оспе. Надо сказать, защищенный от оспы Фиппс прожил после этого долгую жизнь и даже подвергался вариоляции еще 20 раз, чтобы доказать свою невосприимчивость к болезни.

Однако, несмотря на победу Дженнера, новость о его успехе вызвала не больше энтузиазма, чем новость о том, что сделал Джести 20 лет назад. В 1797 г. он подал в Королевское научное общество статью, где описывал свой эксперимент с Фиппсом и упоминал еще 13 случаев, когда люди вырабатывали невосприимчивость к натуральной оспе в результате иммунизации коровьей. Но материал быстро отклонили, сославшись на то, что он недостаточно обоснован. Более того, эксперимент Дженнера был признан «противоречащим современной науке» и «недостоверным», а самого его предупредили, что ему лучше «прекратить распространять эти дикие идеи, если он дорожит своей репутацией».

Дженнер ничего не мог сделать с «дикостью» и «недостоверностью» своей идеи, но мог собрать больше данных. К несчастью, ему пришлось ждать еще год до следующей вспышки коровьей оспы, но когда весной 1798 г. она наконец случилась, Дженнер ввел вирус еще двум детям. Затем он провел эту процедуру еще с несколькими детьми, взяв зараженный материал из язв первых двух детей (метод «рука к руке»). Когда вариоляция показала, что дети больше не подвержены заболеванию, Дженнер убедился, что был прав.

Но на этот раз он не стал обращаться в Королевское научное общество, решив опубликовать свой труд собственными силами, и издал ставшую ныне классической шестидесятичетырехстраничную книжку «Размышления о причинах и последствиях Variolae Vaccinae, или коровьей оспы».

Таким образом, когда Эдвард Дженнер в мае 1796 г. ввел Джеймсу Фиппсу вирус коровьей оспы, он подытожил все подсказки, накопившиеся за предшествующее тысячелетие. Сделав это, он заложил научное основание одного из величайших прорывов в истории медицины — вакцинации.

От публикации к общественному признанию

В своей работе Дженнер сделал множество важных утверждений. Вот некоторые из них: прививка коровьей оспой защищает от натуральной оспы; защиту можно передавать от человека к человеку методом «рука к руке»; в отличие от натуральной оспы, коровья не смертельна и вызывает локализованные неинфекционные очаги на коже. В этой работе Дженнер также впервые использовал термин vaccine (от лат. vacca, «корова»), от которого затем произошли «вакцина» и «вакцинация».

Но, даже получив новые доказательства, Дженнер снова столкнулся с недоверием и презрением коллег. Возражения сыпались со всех сторон. Одни врачи отказывались признавать коровью оспу легкой болезнью; другие утверждали, что пробовали повторить эксперимент Дженнера и у них ничего не вышло; третьи возражали против вакцинации из религиозных или нравственных соображений. Пожалуй, самое причудливое возражение выдвинули те, кто утверждал, будто после попыток вакцинации у пациентов стали проявляться «животные» признаки. Появилась даже карикатура, изображавшая привитых от оспы младенцев с коровьими рогами на головах.

Но постепенно к делу приступили более авторитетные врачи. Они опробовали предложенный Дженнером метод, и положительных отзывов стало больше. Судя по всему, вакцина действительно работала, хотя дебаты о ее эффективности и безопасности продолжались. Тем временем Дженнер тоже продолжал работу и опубликовал еще несколько статей, которые проясняли или уточняли его взгляды на основе новых данных. Хотя он не во всем был прав (например, ошибочно полагал, что вакцинация дает пожизненную защиту от заболевания), практика начала распространяться на удивление быстро.

Через несколько лет прививки стали делать не только в Англии, но и по всей Европе, а скоро и в других странах мира. В Америке первую вакцинацию произвел 8 июля 1800 г. Бенджамин Уотерхаус, профессор Гарвардской медицинской школы. Он ввел вакцину своему пятилетнему сыну, еще двум детям и нескольким слугам. После этого он послал вакцину президенту Томасу Джефферсону для распространения в южных штатах, и тот вскоре организовал вакцинацию для своей семьи и множества соседей (всего около 200 человек).

В 1801 г. у Дженнера не осталось сомнений в успехе вакцинации. Он писал:

«Множество людей приобщились к ее благам в Европе и в других частях света. Ее успех слишком очевиден, чтобы допустить хоть тень сомнения относительно конца этого предприятия, коим станет безусловное уничтожение оспы, этого ужасного бича человеческого рода».

Хотя во времена Дженнера никто даже отдаленно не понимал, как работает вакцина или что именно вызывает оспу, и хотя технически он не был первым человеком, который привил другого человека от оспы, сегодня историки отдают лавры этого открытия именно ему, поскольку он первым продемонстрировал эффективность вакцинации с научной точки зрения. Не менее важно и то, что именно он дал миру первый достаточно безопасный способ остановить самую беспощадную болезнь в истории человечества.

И все же, несмотря на успех Дженнера, вскоре стало ясно, что у его вакцины есть серьезные недостатки. Во-первых, приобретенный иммунитет не был пожизненным, и никто не мог понять почему. Некоторые ученые предполагали, что в процессе «передачи» методом «рука к руке» вакцина постепенно теряет силу. Иными словами, «агент», отвечающий за обеспечение иммунитета, как-то ослабевает, утрачивает свои свойства по мере того, как его передают от одного человека к другому.

Возник и ряд других назойливых вопросов. Например, почему этот подход — взять сравнительно безобидную болезнь и сделать из нее вакцину против гораздо более серьезного заболевания — нельзя использовать против всех болезней?

Ответ, как мы сегодня знаем, состоит в том, что эффективность вакцины Дженнера — удачное стечение обстоятельств. У вируса натуральной оспы обнаружился безобидный близкий родственник — коровья оспа, но этот редчайший каприз природы не повторяется ни с одним другим человеческим заболеванием. Учитывая, что других способов создать вакцину тогда не существовало, история вакцинации могла оказаться очень и очень короткой.

Возможно, поэтому развитие вакцинации вскоре действительно зашло в тупик, где и оставалось следующие 80 лет. Пока наконец один ученый — уже сыгравший ключевую роль в открытии микробной теории — не сделал очередной гигантский шаг вперед.

Это был Луи Пастер, который совершил первый крупный прорыв в истории вакцинации со времен Дженнера, открыв способы аттенуации вирусов, а также создал эффективную вакцину против птичьей холеры, сибирской язвы и бешенства.

Джон Кейжу. Открытия, которые изменили мир.

Источник статьи: http://istoriirossii.ru/nauka/18-vek/519-edvard-dzhenner-pervaya-privivka-ot-ospy-v-mae-1796-goda.html

Эдвард Дженнер и история борьбы с оспой

Эдвард Дженнер известен за его инновационный вклад в иммунизацию и искоренение оспы

На протяжении многих веков оспа вселяла страх в людей и уничтожала человечество. В наше время нам не нужно беспокоиться об этом благодаря замечательной работе ученого Эдварда Дженнера и последующим усилиям других исследователей.

Эдвард Дженнер известен за его инновационный вклад в иммунизацию и искоренение оспы. Работа Дженнера широко рассматривается как основа иммунологии, несмотря на то, что он не был первым, кто предположил, что заражение коровьей оспой придает специфический иммунитет против натуральной оспы, и не первым предпринял попытку прививки коровьей оспы для этой цели.

Оспа: происхождение болезни

Происхождение оспы как естественного заболевания уходит корнями в доисторические времена. Считается, что она возникла около 10 000 лет назад, во времена первых сельскохозяйственных поселений в северо-восточной части Африки.

Кажется правдоподобным, что вирус распространился оттуда в Индию с помощью древнеегипетских купцов. Самое раннее свидетельство поражений кожи, напоминающих поражения оспой, обнаружено на лицах мумий со времен 18-й и 20-й египетских династий (1570–1085 гг. до н.э.).

Мумифицированная голова египетского фараона Рамсеса V (умер в 1156 году до н.э.) свидетельствует о наличии этой болезни. В то же время оспа была зарегистрирована в древних азиатских культурах: оспа была описана еще в 1122 году до н.э. в Китае и упоминается в древних санскритских текстах Индии.

Оспа была завезена в Европу где-то между пятым и седьмым веками и часто была эпидемией в средние века. Болезнь сильно повлияла на развитие западной цивилизации.

Первые этапы упадка Римской империи совпали с широкомасштабной эпидемией: чумой Антонина (второй век н.э.), которая привела к гибели почти 7 миллионов человек. Арабская экспансия, крестовые походы и открытие Вест-Индии способствовали распространению этой болезни.

Неизвестная в Новом Свете оспа была завезена испанскими и португальскими конкистадорами. Эта болезнь уничтожала местное население и способствовала падению империй ацтеков и инков. Точно так же на восточном побережье Северной Америки болезнь была ввезена ранними поселенцами и привела к сокращению коренного населения.

Другим фактором, способствующим распространению оспы в Северной и Южной Америке, была работорговля, поскольку многие рабы были выходцами из регионов Африки, где оспа была эндемичной.

Оспа затронула все уровни общества. В 18-м веке только в Европе 1 400 000 человек ежегодно умирали от оспы, а одна треть выживших после нее ослепла. Симптомы оспы появлялись внезапно, и последствия были катастрофическими.

Коэффициент смертности варьировался от 30% до 70%, а большинство выживших оставались на всю жизнь с обезображивающими лицо и тело шрамами. Показатель летальности среди младенцев был еще выше, достигая более 80%.

Оспенный мартиролог XVIII века был страшен: едва ли один человек из тысячи не переболел оспою! Казалось, человечество покорилось року, а могучая зараза обгладывала заживо сотни, тысячи и миллионы людей. Оспа уже гнездилась в Зимнем дворце, и знакомые императрицы, молодые цветущие и веселые женщины, переболев оспою, снова появлялись на балах, но уже покрытые рубцами, изъязвленные, несчастные…Куда же делась их былая живость и красота?” – Валентин Пикуль, “Фаворит”.

Вариоляция и ранние попытки лечения

Слово variola обычно использовалось для оспы и было введено епископом Авенем Марием (около Лозанны, Швейцария) в 570 году нашей эры. Оно происходит от латинского слова varius, означающего «окрашенный», или от varus, означающего «отметка на коже».

Общеизвестно, что оставшиеся в живых после оспы становились невосприимчивыми к этой болезни. Уже в 430 г. до н.э. оставшиеся в живых после оспы были призваны ухаживать за больными. Люди долго пытались найти лекарство от смертельной болезни.

Во времена средневековья многие травяные средства, а также средства от простуды и специальные ткани использовались либо для профилактики, либо для лечения оспы.

Однако наиболее успешным способом борьбы с оспой до открытия вакцинации была прививка. Слово происходит от латинского inoculare, что означает «прививать».

Под прививкой понимается подкожное введение вируса оспы непривитым людям. В инокуляторе обычно использовался ланцет, смоченный свежим веществом, взятым из зрелой пустулы человека, который страдал от оспы.

Затем материал должен был быть подкожно введен в руки или ноги непривитого человека. Термины инокуляция и вариоляция часто использовались взаимозаменяемо. Практика прививки, по-видимому, возникла независимо, когда люди в нескольких странах столкнулись с угрозой эпидемии.

Однако прививка не обошлась без сопутствующих рисков. Существовали опасения, что реципиенты могут заболеть оспой и распространить ее среди других. Передача других заболеваний, таких как сифилис, через кровь, также вызывала беспокойство.

Прививка, далее называемая вариоляцией, вероятно, практиковалась в Африке, Индии и Китае задолго до 18-го века, когда она была введена в Европу.

В 1670 году черкесские торговцы привезли женщин в турецкую «Османскую» империю. Женщины с Кавказа, которые пользовались большим спросом в гареме турецкого султана в Стамбуле из-за своей легендарной красоты, были привиты в детстве.

Вариоляция пришла в Европу в начале 18-го века с прибытием путешественников из Стамбула. В 1714 году Королевское общество Лондона получило письмо от Эммануила Тимони с описанием техники вариоляции, свидетелем которой он был в Стамбуле.

Подобное письмо было отправлено Джакомо Пиларино в 1716 году. В этих отчетах описана практика подкожной инокуляции; однако, они не изменили способы лечения консервативных английских врачей.

Именно постоянная пропаганда английской аристократки леди Мэри Уортли Монтегю привела к появлению вариоляции в Англии. В 1715 году леди Монтегю пострадала от оспы, которая сильно обезобразила ее красивое лицо. В 1717 году муж Леди Монтегю, Эдвард Уортли Монтегю, был назначен послом в Величественную Порту (Турция).

Через несколько недель после их прибытия в Стамбул леди Монтегю написала своей подруге, рассказав о методе защиты от болезни, использовавшемся в Турции. Леди Монтегю была настолько полна решимости предотвратить оспу, что приказала хирургу посольства Чарльзу Мейтленду привить ее 5-летнего сына.

Процедура прививки была проведена в марте 1718. По возвращении в Лондон в апреле 1721 года леди Монтегю заставила Чарльза Мейтленда привить ее 4-летнюю дочь в присутствии всех врачей королевского двора.

После этих первых профессиональных процедур вариоляции, известие о практике распространилось на несколько членов королевской семьи. 9 августа 1721 года Чарльзу Мейтленду была предоставлена королевская лицензия на проведение дела о вариоляции над шестью заключенными в Ньюгейте.

Заключенным была предоставлена привилегия короля, если они подчинятся этому эксперименту. Несколько судебных врачей, членов Королевского общества и членов Коллегии врачей наблюдали за процессом. Все заключенные успешно пережили эксперимент и впоследствии оказались невосприимчивыми к оспе.

В течение нескольких месяцев после этого самого первого испытания Мейтленд повторил эксперимент с детьми-сиротами, снова с успехом. Наконец, 17 апреля 1722 года Мейтленд успешно привил двух дочерей принцессы Уэльской. Не удивительно, что процедура получила всеобщее признание после этого успеха.

Распространение вариоляции

В Европе, где профессия врача была относительно организованной, новые методы терапии быстро стали известны среди врачей.

Поскольку существовала огромная потребность в защите от оспы, врачи вскоре начали массовую процедуру вариоляции. Показатель летальности, связанный с вариоляцией, был в 10 раз ниже, чем у натуральной оспы.

Вариоляция быстро завоевала популярность как среди простых людей, так и среди аристократов в Европе.

Среди этих людей были императрица Мария-Тереза ​​Австрийская и ее дети и внуки, прусский король Фридрих II, французский король Людовик XVI и его дети, а также российская императрица Екатерина II и ее сын, причем первым в России сделал себе процедуру вариоляции фаворит Екатерина Григорий Орлов. Король Пруссии Фридрих II также привил всех своих солдат.

В 1757 году 8-летний английский мальчик был привит оспой в Глостере; он был одним из тысяч детей, привитых в тот год в Англии. Процедура была эффективной, так как у мальчика развилась легкая оспа, и впоследствии он был невосприимчив к этой болезни. Его звали Эдвард Дженнер.

Эдвард Дженнер и всемирная вакцинация

Эдвард Дженнер родился 17 мая 1749 года, в семье преподобного Стивена Дженнера, викария Беркли. Эдвард осиротел в 5 лет и переехал жить к старшему брату. В ранние школьные годы Эдвард проявлял большой интерес к науке и природе, который продолжался на протяжении всей его жизни.

В возрасте 13 лет он был учеником деревенского хирурга и аптекаря в Содбери, недалеко от Бристоля.

Записи показывают, что именно там Дженнер услышал, как доярка сказала: «У меня никогда не будет оспы, потому что у меня есть корова. У меня никогда не будет уродливого морщинистого лица». Фактически, тогда было общепринятое мнение, что доярки каким-то образом защищены от оспы.

В 1764 году Дженнер начал свое ученичество у Джорджа Харвике. За эти годы он приобрел глубокие познания в хирургической и медицинской практике. После завершения обучения в возрасте 21 года Дженнер отправился в Лондон и стал учеником Джона Хантера, который работал в больнице Святого Георгия в Лондоне.

Хантер был не только одним из самых известных хирургов в Англии, но он также был уважаемым биологом, анатомом и ученым-экспериментатором. Прочная дружба, сложившаяся между Хантером и Дженнером, продолжалась до смерти Хантера в 1793 году.

Хотя Дженнер уже проявлял большой интерес к естествознанию, опыт, полученный в течение двух лет работы с Хантером, только увеличил его активность и любопытство.

Дженнер был настолько заинтересован в естествознании, что помог классифицировать многие виды, которые капитан Кук привез из своего первого путешествия. Однако в 1772 году Дженнер отклонил приглашение Кука принять участие во втором путешествии.

Дженнер занимался многими делами. Он изучал геологию и проводил эксперименты с кровью человека. В 1784 году, после публичного показа Жозефом М. Монгольфье воздушных шаров с горячим воздухом, а потом и водородом, Дженнер построил и дважды запустил свой собственный воздушный шар.

Следуя советам Хантера, Дженнер провел особое исследование кукушки. Окончательный вариант статьи Дженнера был опубликован в 1788 году и включал в себя первое в мире наблюдение, что именно детеныш кукушки выкидывает из гнезда яйца и птенцов приемных родителей. За эту замечательную работу Дженнер был избран членом Королевского общества.

Хотя интерес Дженнера к защитным эффектам коровьей оспы начался во время его ученичества у Джорджа Харвика, в 1796 году он сделал первый шаг в долгом процессе, благодаря которому оспа, бич человечества, будет полностью уничтожена.

В течение многих лет он слышал рассказы о том, что доярки были защищены от натуральной оспы после того, как они пострадали от коровьей оспы. Размышляя об этом, Дженнер пришел к выводу, что коровья оспа не только защищает от оспы человеческой, но и может передаваться от одного человека другому как преднамеренный механизм защиты.

В мае 1796 года Эдвард Дженнер нашел молодую доярку Сару Нельмс, у которой на руках были свежие коровьи оспы. 14 мая 1796 года, используя вещество из поражений Нельмс, он привил 8-летнего ребенка. мальчика Джеймса Фиппса. Впоследствии у мальчика начались легкая лихорадка и дискомфорт в подмышечных впадинах.

Через девять дней после процедуры ему стало холодно и он потерял аппетит, но на следующий день ему стало намного лучше. В июле 1796 года Дженнер инокулировал мальчика снова, на этот раз с веществом от свежего очага оспы. Заболевание не развилось, и Дженнер пришел к выводу, что защита была полной.

В 1797 году Дженнер отправил в Королевское общество краткое сообщение с описанием своего эксперимента и наблюдений. Однако статья была отклонена.

Затем, в 1798 году, добавив еще несколько случаев к своему первоначальному эксперименту, Дженнер в частном порядке опубликовал небольшую брошюру под названием «Расследование причин и следствий вакцины от Variolae».

Дженнер решил назвать эту новую процедуру вакцинацией. Издание 1798 года состояло из трех частей. В первой части Дженнер представил свое мнение о происхождении коровьей оспы как болезни лошадей, передаваемой коровам.

Вторая часть содержала критические наблюдения, относящиеся к проверке гипотезы. Третья часть была долгим обсуждением, частично полемическим, с выводами и множеством вопросов, связанных с оспой. Публикация «Расследования» встретила неоднозначную реакцию в медицинском сообществе.

Дженнер отправился в Лондон в поисках добровольцев для вакцинации. Однако через 3 месяца он не нашел ни одного. Однако, в Лондоне вакцинация стала популярной благодаря деятельности других врачей, в частности хирурга Генри Клайна, которому Дженнер дал несколько прививок. Позже в 1799 году доктора Джордж Пирсон и Уильям Вудвилл начали поддерживать вакцинацию среди своих пациентов.

Дженнер провел общенациональный опрос в поисках доказательств устойчивости к оспе среди людей с коровьей оспой. Результаты этого опроса подтвердили его теорию. Несмотря на ошибки, многие противоречия и махинации, использование вакцинации быстро распространилось в Англии, и к 1800 году она также достигла большинства европейских стран.

Хотя он получил мировое признание и много наград, Дженнер не пытался обогатиться благодаря своему открытию. На самом деле он посвятил так много времени делу вакцинации, что его частная практика и его личные дела сильно пострадали.

Чрезвычайная ценность вакцинации была публично признана в Англии, когда в 1802 году британский парламент выделил Эдварду Дженнеру 10000 фунтов стерлингов. Пять лет спустя парламент присудил ему еще 20 000 фунтов стерлингов.

Однако он не только получил почести, но и оказался подвергнут нападкам и насмешкам. Несмотря на все это, он продолжил свою деятельность. Постепенно вакцинация заменила вариоляцию, которая стала запрещенной в Англии в 1840 году.

Работа Дженнера была первой научной попыткой борьбы с инфекционным заболеванием путем преднамеренного использования вакцинации. Строго говоря, он не обнаружил вакцинацию, но был первым человеком, который присвоил научный статус этой процедуре и продолжил ее научное исследование.

В последние годы все большее признание получает Бенджамин Джести (1737–1816) как первый, кто сделал прививку от оспы. Когда в 1774 году в местности Джести была оспа, он был полон решимости защитить жизнь своей семьи.

Джести использовал материал от вымени крупного рогатого скота, который, как он знал, имел коровью оспу, и переносил материал небольшим ланцетом на руки своей жены и двух мальчиков.

Трио вакцинированных осталось свободным от оспы, хотя они подвергались многочисленным случаям в более позднем возрасте. Бенджамин Джести не был ни первым, ни последним, кто экспериментировал с вакцинацией.

Фактически, использование коровьей оспы было широко известно среди врачей в Англии 18-го века. Однако признание этих фактов не должно умалять достижений Дженнера. Именно его неустанное продвижение и самоотверженные исследования вакцинации изменили взгляд на медицину.

В конце 19-го века стало понятно, что вакцинация не дает пожизненного иммунитета от болезни, и что необходима последующая ревакцинация. Смертность от оспы снизилась, но эпидемии показали, что болезнь все еще остается и не контролируется.

В 1950-х годах был введен ряд мер контроля, и оспа была ликвидирована во многих районах Европы и Северной Америки. Процесс всемирной ликвидации оспы был запущен, когда Всемирная ассамблея здравоохранения получила в 1958 году доклад о катастрофических последствиях оспы в 63 странах.

В 1967 году была начата глобальная кампания под опекой Всемирной организации здравоохранения и, людям наконец, удалось искоренить оспу в 1977 году.

В результате огромной работы вакцины были сделаны всем людям на земле!

8 мая 1980 года Всемирная ассамблея здравоохранения объявила, что мир свободен от оспы, и рекомендовала всем странам прекратить вакцинацию: «Мир и все его люди завоевали свободу от оспы, которая была самой разрушительной болезнью, распространяющейся в эпидемической форме во многих странах с самых ранних времен, оставляя после себя смерть, слепоту и уродство».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник статьи: http://ab-news.ru/2019/07/12/edvard-dzhenner-i-istoriya-borbyi-s-ospoy/


Adblock
detector