Э сепир вклад в теорию межкультурной коммуникации



Глава 1. Межкультурная коммуникация: объект, предмет,

Методы исследования

Познание стран мира – украшение и пища

1.1. История возникновения теории
межкультурной коммуникации

Межкультурная коммуникация возникла в США после второй мировой войны, но проблемы взаимодействия и взаимовлияния культур, соотношения культуры и языка всегда привлекали внима­ние исследователей. Многие вопро­сы, впоследствии ставшие для межкультурной коммуникации основополагающими, были разра­ботаны такими учеными, как В. фон Гумбольдт, Ф. Боас, Х. Штейнталь, Э. Сепир, Б. Уорф, Л. Вайсгербер и другими.

Взгляды Вильгельма фон Гумбольдта оказали огромное влияние на развитие многих направлений в языкознании. Согласно ученому, «разделение человечества на народы и племена и различие его языков и наречий тесно связаны между собой и зависят от третьего явления более высокого порядка – действия человеческой духовной силы, выступающей всегда в новых и часто более совершенных формах… Каждый конкретный язык связан с духом народа. Он всеми тончайшими нитями своих корней сросся… с силой национального духа, и чем сильнее воздействие духа на язык, тем закономерней и богаче развитие последнего». Дух народа и язык народа неразрывны: «Духовное своеобразие и строение языка народа пребывают в столь тесном слиянии друг с другом, что коль скоро существует одно, то из этого обязательно должно вытекать другое… Язык есть как бы внешнее проявление духа народов: язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное» [Гумбольдт, 1984: 68].

Концепция В. фон Гумбольдта получила своеобразные интерпретации в отечественной и зарубежной науке.

Крупнейшим представителем традиции В. фон Гумбольдта в Германии второй половины XIX века был Хайман Штейнталь, для которого язык являлся «индивидуальным духовным продуктом». В то же время, следуя В. фон Гумбольдту, он писал, что основа этого единства и индивидуальности языков заложена в своеобразии народного духа. Понятие «духа народа» у Хаймана Штейнталя еще оставалось, однако во многом оказывалось переосмысленным: вместо «человеческой духовной силы» и развивающейся абсолютной идеи у Х. Штейнталя речь идет о коллективной психологии. Он писал, что язык есть по своей сути продукт общества, народа, что он является самосознанием, мировоззрением и логикой духа народа [Алпатов, 2001: 83].

Традиции В. фон Гумбольдта развивал и ученый Карл Фосслер. Он употреблял такие словосочетания, как «дух языка», «духовное своеобразие того или иного народа». Однако его концепция во многом отличалась от гумбольдтовской. Если для В. фон Гумбольдта народ первичен по отношению к индивидууму, а для Х. Штейнталя еще сохраняется единый «дух народа» как коллективная психология, то К. Фосслер последовательно исходил из первичности индивидуальности. Причина языкового развития, с его точки зрения, «человеческий дух с его неистощимой индивидуальной интуицией» [Алпатов, 2001: 89]. Только у отдельного индивидуума происходят языковые изменения, которые затем могут быть приняты другими индивидуумами и стать стандартными. Только в таком смысле можно говорить о «духе народа», который складывается из множества индивидуальных духов.

В отечественном языкознании последователем идей В. фон Гумбольдта был видный индолог и теоретик языка Иван Павлович Минаев, который считал, что в каждом языке сказывается индивидуальность народа, создавшего язык, и в свою очередь развивающегося под его влиянием.

Другим представителем направления В. фон Гумбольдта в русской лингвистике был профессор Харьковского университета Александр Афанасьевич Потебня. Вслед за В. фон Гумбольдтом он подчеркивал деятельностный характер языка: «Язык есть средство не выражать уже готовую мысль, а создавать ее … он не отражение сложившегося миросозерцания, а слагающая его деятельность» [Потебня, 2007]. А.А. Потебня соглашался с идеями В. фон Гумбольдта о связи языка с «духом народа»: «Языки различны между собой не одной звуковой формой, но всем строем мысли, выразившимся в них, и всем своим влиянием на последующее развитие народов» [Потебня, 1958].

Огромный интерес представляет «гипотеза лингвистической относительности» американского лингвиста и антрополога Эдварда Сепира и его ученика Бенджамена Уорфа, согласно которой структура языка определяет структуру мышления и способ познания внешнего мира. По мнению Сепира-Уорфа, логический строй мышления определяется языком. Характер познания действительности зависит от языка, на котором мыслит познающий субъект. Люди членят мир, организуют его в понятия и распределяют значения так, а не иначе, поскольку являются участниками некоторого соглашения, имеющего силу лишь для этого языка. «Сходные физические явления позволяют создать сходную картину вселенной только при соотносительности языковых систем» [Уорф, 1960: 174].

С идеями Сепира-Уорфа перекликаются положения многих ученых европейского направления неогумбольдтианства. Так, например, Л. Вайсгербер рассматривает взаимодействие разных языковых сообществ как «языковую встречу народов». Речь идет о переносе творения данного языкового сообщества в совокупное знание другого сообщества и тем самым в перманентные основы его духовной деятельности: «Это встреча народов в их языках, а именно в процессе духовного усвоения и преобразования мира. Это знакомство и, помимо этого, использование результатов, к которым пришли разные языковые сообщества в ходе их «преобразования мира в собственность духа», дает необозримые возможности» (цит. по: [Радченко, 2005: 274]).

Большой интерес для теории межкультурной коммуникации представляют работы американского ученого Маргарет Мид, в которых речь идет о роли социального фактора в формировании поведения индивида.

Огромную роль для развития межкультурной коммуникации сыграли труды американского антрополога Эдварда Холла. Именно он впервые употребил термин «межкультурная коммуникация».

Э. Холл предложил также концепцию «культурной грамматики», согласно которой все параметры культурных систем, включая темпоральный фактор, контекстность культуры, отношение к пространству, специфичны, как и языки разных народов. В совокупности с вербальными способами каждый из этих элементов участвует в коммуникации и несет в себе информацию. Ученый считал, что культуре можно обучиться как и языку, следовательно, ее можно и преподавать [Hall, 1959]. Идея Холла открыла путь для конкретного, систематического и организованного «обучения» чужим культурам.

Последователи Э. Холла американские культуроантропологи Флоренс Клакхон и Фред Стродбек разработали концепцию культурной коммуникации в аспекте ценностных ориентаций.

Американский ученый Делл Хаймс развивал этнографическое направление коммуникации. Он писал, что «этнография коммуникации» — это исследование языка, взятого как феномен, помещен­ный в динамику и структуру коммуникативных событий, и ставит своей целью разработку теории коммуникации как части системы культуры [Hymes, 1974].

Существенный вклад в методологию кросс-культурных исследований внес американский психолог Гарри Триандис, который занимался сопоставительным анализом природы культур. Он предложил ряд методов изучения культур, разработал технику самоподготовки под названием «culture assimilator» [Триандис, 2007: 343-349]. Этнографическое изучение коммуникации ориентировано на сопоставление коммуникативных стратегий в различных лингвокультурах.

Идеи межкультурной коммуникации привлекали все большее внимание в сфере образования.

В 1960-е гг. предмет «Межкультурная коммуникация» преподавался в ряде университетов США. В 1970-е гг. сугубо практический характер курса был дополнен необходимыми теоретическими обобщениями и приобрел форму классического университетского курса, сочетающего в себе как теоретические положения, так и практические аспекты межкультурного общения

В Европе становление межкультурной коммуникации как учебной дисциплины происходило несколько позднее, чем в США. В некоторых европейских университетах на рубеже 70–80-х гг. XX в. были открыты отделения межкультурной коммуникации (Мюнхен, Йена).
В Мюнхене были разработаны учебные программы по межкультурной коммуникации, основывающиеся на материалах фольклористики, этнологии и лингвистики.

Большой интерес для развития теории межкультурной коммуникации представляют труды немецкого ученого Герхарда Малетцке. В книге «Межкультурная коммуникация» (1996) он описывает инновационные подходы к классическим методам межкультурной коммуникации применительно к немецкоязычной аудитории.

Исследования германских ученых также ведутся в лингвистическом и лингводидактическом аспектах и рассматривают межкультурную коммуникацию через призму преодоления языковых барьеров.

В отечественной науке и системе образования инициаторами изучения межкультурной коммуникации стали преподаватели иностранных языков, которые первыми осознали, что для эффективного общения с представителями других культур недостаточно одного владения иностранным языком. Пионером исследований и применения методов межкультурной коммуникации стал факультет иностранных языков МГУ имени Ломоносова.

Российские ученые активно развивают теорию межкультурной коммуникации.

Опубликованы труды по различным аспектам данной науки таких ученых, как, С.Г. Тер-Минасовой, О.А. Леонтович, Д.Б. Гудкова, И.А. Стернина, Е.Ф. Тарасова, Н.В. Уфимцевой многих других.

Итак, обзор возникновения и развития дисциплины «Межкультурная коммуникация» свидетельствует о формировании ее самостоятельного статуса и обособлении ее как область знания. Эта наука находится в стадии становления и накопления теоретического опыта.

1.2. Объект и предмет теории межкультурной
коммуникации

Под объектом исследования понимается некоторая область действительности, представляющая собой совокупность взаимосвязанных процессов, явлений.

Предмет исследования – это некоторая часть объекта, имеющая специфические характеристики, процессы и параметры. Например, общим объектом для всех гуманитарных наук является человек, предмет исследования у каждой из этих наук свой – определенная сторона человека и его деятельности.

Объектомизучения теории межкультурной коммуникации является процесс естественной коммуникации в естественных условиях между представителями различных лингвокультур, т. е. межличностная коммуникация в динамическом и статическом аспектах, рассматриваемая и как потенция, и как одна из многочисленных возможных реализаций этой потенции.

Объект размещается на стыке нескольких фундаментальных наук – лингвистики, культурологии, этнографии, лингвострановедения, психологии, социологии. Теория межкультурной коммуникации имеет огромное значение, поскольку в современный информационный век контакты между людьми, народами, культурами чрезвычайно интенсифицируются, типичным становится поликультурное, полиэтническое, поликонфессиональное общество, нуждающееся в успешном, конструктивном общении между представителями различных культур.

Предметом теории межкультурной коммуникации является анализ типов взаимодействия между представителями различных лингвокультур, изучение факторов, оказывающих положительное или отрицательное влияние на результат коммуникативного взаимодействия и другие проблемы.

Теория межкультурной коммуникации изучает модели и функции коммуникации, соотношение языка и культуры, культуры и цивилизации, типологию культур, вербальные и невербальные маркеры культуры, картину мира, языковую личность, стереотипы и их классификации, влияние стереотипов на результат восприятия того или иного явления или факта, артефакта, соотношение теории межкультурной коммуникации с другими смежными с ней дисциплинами и др.

Согласно Л.И. Гришаевой и Л.В. Цуриковой, в коммуникации между представителями одной лингвокультуры есть константные элементы, реализуемые большим количеством вариантов и подпадающие под воздействие значительного числа разнообразных факторов. Соотношение «инвариант-варианты» поддается исчислению. Следовательно, по мнению Л.И. Гришаевой и Л.В. Цуриковой, межкультурная коммуникация как взаимодействие представителей разных лингвокультур также может описываться в терминах «инвариант-варианты» [Гришаева, Цурикова: 2006: 283].

Основными категориями, с помощью которых можно описать наиболее значимые для межкультурной коммуникации закономерности, можно признать следующие: культура, цивилизация, коммуникация, культурная адаптация, аккультурация, культурный шок, картина мира, стереотип, языковая личность, национальный характер, диалог, идентичность, инкультурация и т. д.

Центральными динамическими категориями межкультурной коммуникации являются межкультурная компетенция личности, концепт и дискурс.

Межкультурная компетенция личности является синтезом разных типов компетенций: языковой, коммуникативной, культурной, личностной. Она предполагает наличие комплекса умений, позволяющих адекватно оценивать коммуникативную ситуацию, правильно выбирать и использовать вербальные и невербальные средства, предусматривает понимание ценностных установок, психологической и социальной идентичности, характерных для данной культуры, умение извлечь информацию из таких единиц языка, как топонимы, антропонимы, названий политических реалий и дифференцировать ее с точки зрения значимости для межкультурного общения.

Другой важной динамической категорией межкультурной коммуникации является концепт. Согласно Ю.С. Степанову, концепт определяется как «сгусток культуры в сознании человека», «пучок» представлений, знаний, ассоциаций, переживаний, сопровождающих слово [Степанов, 1997: 40]. Концепты могут использоваться как опорные элементы для сопоставления менталитетов, культурных, ценностных доминант, которые в силу своей неуловимости, подвижности и расплывчатости с трудом поддаются анализу [Степанов, 1997: 41].

Следующей динамической категорией межкультурной коммуникации является дискурс. По мнению Т. ван Дейка, «дискурс, в широком смысле слова, является сложным единством языковой формы, значения и действия, которое могло бы быть наилучшим образом охарактеризовано с помощью понятия коммуникативного события или коммуникативного акта. Дискурс… не ограничивается рамками текста или самого диалога. Анализ разговора с особой очевидностью подтверждает это: говорящий и слушающий, их личностные и социальные характеристики, другие аспекты социальной ситуации, несомненно, относятся к данному событию» [Дейк, 1989, с. 121–122].

Дискурс включает текст и экстралингвистические факторы (знания о мире, установки, цели адресата). Речевые и неречевые действия участников общения направлены на достижение общей коммуникативной цели (приветствия, просьбы, знакомства и т. д.). Каждый речевой акт коммуникативного события выступает как стратегическое средство. Содержание, структура и стратегии осуществления коммуникатитвного события культурно обусловлены. В разных языковых культурах сходные коммуникативные события реализуются по-разному в интерактивном и языковом плане.

Центральным, системообразующим звеном коммуникативного процесса является языковаяличность, которая в рамках межкультурной коммуникации анализируется с точки зрения менталитета, социальной принадлежности, концептосферы, картины мира, иерархии ценностей и т.д.

1.3. Взаимодействие теории межкультурной

Источник статьи: http://studopedia.ru/19_271101_glava—mezhkulturnaya-kommunikatsiya-ob-ekt-predmet.html


Adblock
detector