Специальный докладчик рифаген нидерланды представил семь докладов главным вкладом развитие



8 февраля 1865 года Мендель представил свои законы наследственности

Строго говоря, 8 февраля 1865 года Грегор Мендель выступил на заседании Общества естествоиспытателей Брюнна (ныне чешский город Брно) только с первой частью своего доклада о закономерностях наследования семи внешних признаков у гибридов гороха в первом и втором поколениях. Вторую и заключительную часть доклада он прочел перед той же аудиторией месяц спустя на следующем заседании общества.

Брюнн того времени был уже довольно крупным городов с населением больше 100 тысяч, столицей епископства Моравии и Силезии. Свой университет в Брюнне появился только спустя 30 лет, но при Менделе здесь были уже Немецко-чешская техническая школа, три гимназии и три реальных училища, коммерческое училище, Высшая ремесленная школа. Аудитория у Менделя была достаточно образованная, чтобы понять суть его открытий, и ее не могло смутить, что докладчик, учитель физики и биологии одного из реальных училищ — одновременно монах местного августинского монастыря. О первом и втором его докладах сообщила городская газета, а в очередном томе «Трудов Общества естествоиспытателей Брюнна» за 1866 год они были опубликованы под названием «Опыты над растительными гибридами».

Более сотни экземпляров этого номера «Трудов…» были разосланы в европейские университетские библиотеки, куда, впрочем, брюннским Обществом естествоиспытателей рассылались все свежие номера их журнала. А сорок отдельных оттисков его статьи сам Мендель послал европейским ученым-ботаникам, кого считал авторитетами в науке.

Сейчас законы Менделя — фундамент генетики. Их три: 1) закон единообразия гибридов первого поколения (все потомки первого поколения при скрещивании генетически чистых линий — точные копии только одного их родителей); 2) закон расщепления (во втором поколении, уже у детей гибридов, исходные признаки проявляются в отношении 3:1, то есть у 75% признак одного родителя, у 25% — второго) и 3) закон независимого наследования признаков (образно говоря, не обязательно нос у ребенка будет большой, если глаза голубые, размер носа и цвет глаз наследуются независимо друг от друга).

Выдающиеся ботаники то ли вообще не стали читать статью монаха из Моравии, то ли ее не поняли. Единственный профессор из Мюнхена, который ему ответил, судя по ответу, явно не дочитал ее конца. Мендель тем не менее продолжил опыты по скрещиванию чистых линий на других растениях и пчелах. Но его выбор оказался неудачным. Растения, которые он взял для опытов, и пчелы размножаются с помощью партеногенеза («девственного размножения», без оплодотворения яйцеклетки), о котором тогда еще не знали. Результаты не соответствовали «гороховым» законам передачи наследственности. А раз его законы не универсальны для всего живого, то опыты с горохом не более чем любопытные артефакт, рассудил Мендель и охладел к своим научным увлечениям.

Да и дел у него прибавилось, он стал аббатом своего Старобренского монастыря, где и скончался в 1884 году. Научное признание к Иоганну (в монашестве Грегору) Менделю пришло посмертно. В 1900 году сразу трое ученых «переоткрыли» законы Менделя: голландец Гуго де Фриз, немец Карл Корренс и австриец (чех по происхождению) Эрих Чермак. Все они отправили рукописи своих работ в один журнал — «Известия Германского ботанического общества», и все цитировали статью Менделя в номере брюннских «Трудов…» за 1866 год.

Но де Фриз в своей статье написал: «Существеннейшие моменты этих положений были уже давно установлены Менделем для одного специального случая (горох). Они были, однако, снова преданы забвению и не признаны. Из моих же опытов следует, что они носят характер всеобщей закономерности». Разразился скандал, коллеги обвинили де Фриза в намерение присвоить чужой приоритет и заклеймили позором, он потом долго извинялся. Так Грегор Мендель посмертно стал классиком науки.

Что было дальше, все знают. Появилась наука генетика, одна из главных наук нашего времени.

Источник статьи: http://www.kommersant.ru/doc/3213253

«Более прекрасное будущее» и восстановительная экономика: анализ доклада Римского клуба

В прошлой публикации автор труда Марк Дубовой исследовал юбилейный доклад Римского клуба «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», написанный двумя президентами Римского клуба – Эрнстом Вайцзеккером и Андерсом Вийкманом в соавторстве с тридцатью четырьмя членами организации.

Исследуемый доклад, посвященный 50-летию Римского клуба, является путеводной звездой для мировой научной, политической и экономической элиты на ближайшие десятилетия.

Сегодня же автор представит читателю основные мысли следующего доклада Римского клуба от 2018 года «Более прекрасное будущее». Попытается разобраться в том, что собой являет новая восстановительная экономика и регенеративный капитализм, какую повестку дня нам предлагает мировая научная, политическая и экономическая элита.

Прекрасное будущее: предисловие

Известно, что Римский клуб приветствует плюрализм мнений и строго не придерживается единой позиции по тому или иному вопросу. Поэтому нередко отдельные тезисы различных докладов противоречат друг другу, но в целом доклады являются проводниками идей устойчивого развития.

Так и со следующим докладом, который мы проанализируем – некоторые его позиции противоречат тезисам юбилейного доклада «Come On!». В докладе имеется множество отсылок к ранним трудам научного сообщества, цель которых отыскать решение глобальных проблем, стоящих перед планетой и всеми видами, которые ее населяют.

Жизнеутверждающий и с большой долей оптимизма доклад по заказу Римского клуба имеет название «Более прекрасное будущее: создание экономики, служащей жизни» («A Finer Future: Creating an Economy in Service to Life». – Авт.). Авторы называют книгу проектом вдохновляющей восстановительной экономики, которая позволяет избежать коллапса и работает на людей и планету.

Труд был написан американским экологом, сторонницей теории устойчивого развития и президентом некоммерческой организации Natural Capitalism Solutions Л. Хантер Ловинс при соавторстве многолетнего директора Нового экономического фонда, сторонника новой экономики Стюарта Уоллиса, президента Римского клуба Андерса Вийкмана и автора нашумевшей статьи, которую называют великой («Регенеративный капитализм»), Джона Фуллертона.

Главные тезисы доклада сводятся к тому, что человечество преследуют глобальные катастрофы и необходимо искать пути выхода из кризиса. Авторы доклада задаются вопросом, сможет ли отдельно взятый уполномоченный предприниматель и новатор построить мир, который работает для всех? Является ли глобальное потепление нашим будущим, и как решить эту проблему? Они заостряют свое внимание на экологии и 65 миллионах мигрантов, которые покидают несостоятельные государства, а также размышляют над тем, к чему приведет растущее неравенство и запертая политика.

«В то время как призрак краха становится все более очевидным, «Более прекрасное будущее» демонстрирует, что у человечества еще есть шанс. Ему необходимо просто пробить иглу устойчивости и построить восстановительную экономику посредством мощного сочетания просвещенного предпринимательства, технологий и инновационной политики», — говорится в предисловии к докладу.

Авторы доклада «A Finer Future» — мировые лидеры в области бизнеса, экономики и устойчивого развития — собирают доказательства, обрисовывают в общих чертах принципы восстановительной экономики и детализируют план действий по ее достижению.

Для этого, по их мнению, необходимо:

— преобразование финансов и корпораций;

— переосмысление энергетики, сельского хозяйства и характера того, как мы работаем;

— повышение благосостояния людей;

— обеспечение мира, уважающего экосистемы и человеческое сообщество.

Обратим внимание, что два последних пункта плана действий конфликтуют между собой, ибо в реалиях нашего времени сложно обеспечить рост благосостояния людей без причинения вреда экологии и окружающей среде. Авторы предлагают также решение и этой проблемы как одной из основных.

Определение курса на возрождающуюся экономику – это, по мнению авторов, самая важная работа, стоящая перед человечеством, и «Более прекрасное будущее» представляет собой важнейший проект для лидеров бизнеса, предпринимателей, экологов, политиков и других, работающих над созданием мира, который призван работать на людей и планету.

Регенеративный капитализм Фуллертона

Современные экономические модели отделены от нашей конечной ресурсной базы, говорит Хантер Ловинс. Поэтому авторы доклада взяли за основу модель восстановительной экономики, изложенной в статье Джона Фуллертона «Регенеративный капитализм».

Чтобы разобраться в том, что авторы понимают под моделью восстановительной экономики, рассмотрим 8 основных принципов регенеративного капитализма, которые вывел Джон Фуллертон.

1. В правильных отношениях.

Человечество является неотъемлемой частью взаимосвязанной сети жизни, в которой нет реального разделения между «нами» и «ими». Масштаб человеческой экономики имеет значение по отношению к биосфере, в которую она встроена. Мы все связаны друг с другом и со всеми регионами нашей глобальной цивилизации. Ущерб любой части этой сети наносит ущерб каждому в другой части.

2. Целостные взгляды на богатство.

Истинное богатство — это не просто деньги в банке. Богатство должно быть определено и управляться с точки зрения благополучия в целом, достигаться путем согласования нескольких видов богатства или капитала, в том числе, социального, культурного, живого и опытного. Этот принцип должен быть определен как процветание в целостности всех этих различных форм капитала.

3. Инновационность, адаптивность, отзывчивость.

В мире, в котором изменения происходят с неимоверным ускорением, качество инноваций и адаптивности имеют решающее значение.

Именно эту идею Чарльз Дарвин намеревался передать в приписываемом ему и часто искажаемом утверждении: «В борьбе за выживание побеждает наиболее приспособленный. За счет своих соперников». На самом деле, Дарвин имел в виду, что наиболее сильным является тот, кто наиболее приспособлен к меняющейся среде.

Во взаимозависимой системе фитнес способствует каким-либо образом для улучшения здоровья организма в целом. Участие означает, что все части должны быть «в отношениях» с большим целым. Таким образом, чтобы не только дать им возможность взаимодействовать (вести переговоры) для собственных нужд, но и дать им возможность внести свой уникальный вклад в здоровье и благополучие большого целого, в которое они встроены.

5. Сообщество почестей и мест.

Каждое человеческое сообщество состоит из мозаики народов, традиций, верований и институтов, уникально сформированных под влиянием географии, истории человечества, культуры, местной среды и изменения человеческих потребностей.

Уважая этот факт, регенеративная экономика воспитывает здоровые и устойчивые сообщества и регионы, каждый из которых уникально информирован о его индивидуальных особенностях, истории и месте.

6. Краевой (граничный) эффект изобилия.

Творчество и изобилие процветают благодаря синергии на «краях» систем, где связи, удерживающие доминирующую структуру на месте, — самые слабые. Например, существует много взаимозависимой жизни на стыке вод, где река встречается с океаном. На этих краях возможности для инноваций и взаимообогащения являются величайшими.

Работая совместно через края с постоянным обучением и развитием их разнообразия, преобразуются обе взаимодействующие общины, где происходят взаимообмены для вовлеченных лиц.

7. Надежное кровообращение.

Как здоровье человека зависит от циркуляции кислорода, питательных веществ и т. д., так же и экономическое здоровье зависит от устойчиво циркулирующих потоков денег, информации, ресурсов, товаров и услуг.

Необходимо поддерживать обмен, выводить токсины и питать каждую клетку на каждом уровне человеческих связей. Движение денег и информации, эффективное использование и повторное использование материалов особенно важно для отдельных лиц, предприятий и экономики, достигающей своего восстановительного потенциала.

8. Стремится к равновесию. Быть в равновесии. Это больше, чем просто хороший способ быть. Это на самом деле необходимо для системного здоровья. Как и у гонщика на велосипеде, регенеративные системы всегда напоминают этот тонкий танец в поисках равновесия. Достижение баланса требует гармонизации нескольких переменных вместо оптимизации отдельных.

Регенеративная экономика стремится сбалансировать эффективность и устойчивость, сотрудничество и конкуренцию, разнообразие и согласованность, маленькие, средние и большие организации и их потребности.

Восстановительная экономика или неминуемых крах

Добывающая экономика прямо противоставляется восстанавливающей.

Предлагается совершенно иное мировоззрение – вместо потребительства и колониального мышления – забота и священность. Совершенно другие цели: вместо ограждения богатства и власти – экологическое и социальное благополучие. Другие принципы управления: вместо политики милитаризма – глубокая демократия. Совершенно иной подход и отношение к ресурсной базе: вместо добывающего «копай, жги, выбрасывай» — перерабатывающий.

Придуманные регенеративные системы – даже лучше чем «устойчивость» (термин внедренный Римским клубом). Они, соприкасаясь с природой, рециркулируют энергию и ресурсы. Все имеет свое место и существует в сбалансированных отношениях.

Первый шаг к восстановительной экономике состоит в том, чтобы задержать упадок и выиграть себе немного времени. «Не упускайте из виду, что «зеленые решения», только делают вещи немного менее плохими». К примеру, солнечные батареи имеют недолгий срок службы и изготавливаются из вредных материалов, которые также в дальнейшем необходимо утилизировать.

«Задерживая кризисы, мы даем восстановительной экономике время пустить корни» — говорится в докладе. По мнению авторов, «необходимы более существенные меры, и они включают в себя более демократичные финансы и более инклюзивный бизнес.

Авторы доклада «Более прекрасное будущее» остро критикуют существующую капиталистическую систему, называя ее «мошенническим капитализмом» или «мошеннической экономикой». Сегодня, по их словам, происходит корпоративная экономическая глобализация, глобализация рынков и неограниченный экономический рост в рамках экономической системы, которая фактически способствует и приносит прибыль от загрязнения общественного достояния. Продолжающаяся деградация экосистем наряду с быстро растущим климатическим хаосом от накопления парникового газа угрожает будущим поколениям практически всех форм жизни.

«Добывающие отрасли являются частью старой, дегенеративной экономики. Реальная экономика является гораздо более регенерирующим человеческим и природным капиталом, чем наша историческая экономика: горнодобывающая, нефтяная и традиционного сельского хозяйства», — говорит Хантер Ловинс.

Существующая сегодня неолиберальная капиталистическая система — обман, потому что она не учитывает стоимость для всех нас обращения с землей как с ликвидационным бизнесом. В «Более прекрасном будущем», говорится, что если правильно подсчитать потери экосистемных услуг, ни один бизнес на земле не будет прибыльным.

Сотни крупнейших способов, которыми компании наносят вред природному капиталу, ежегодно обходятся экономике в не менее 4,7 триллионов долларов США. Это — потерянные экосистемные услуги и затраты на загрязнение, которые никогда не окупаются бизнесом.

«Это реальные затраты: больные люди и утраченные услуги, такие как чистая вода или плодородные почвы, которые природа раньше предоставляла бесплатно, но за которые мы теперь должны платить. Это обманывает и отнимает у всех нас шанс на лучшее будущее», — констатирует Ловинс.

Такой подход к бизнесу — плохой капитализм. Капитализм должен направлять и усиливать все формы капитала, а не просто максимизировать деньги и вещи, удерживаемые теми, кто сидит на верху экономической пирамиды.

Bussiness as usual был основан на дешевом доступе к мировым ресурсам, особенно к ископаемым источникам энергии. Доступ к ним исторически был и сегодня остается в значительной степени субсидированным. 10 миллионов долларов в минуту, которые мир тратит на энергетические субсидии, являются лишь верхушкой айсберга тех способов, которыми мы заставляем истощение ресурсов выглядеть дешевле, чем оно есть на самом деле.

По данным ОЭСР, средний класс в мире в настоящее время составляет 1,7 миллиарда человек. Потребление ресурсов этой популяцией соответствует 1.7 планетам Земля. Ожидается, что к 2030 году этот средний класс достигнет 4 миллиардов человек. Маловероятно, что с точки зрения ресурсов этот прогноз станет реальностью. Экосистемы чрезмерно эксплуатируются, и день глобального истощения ресурсов (Overshoot Days) с каждым годом становится все ближе», — уверенны авторы доклада.

Капитализм находится в упадке и под атакой. Нам нужно развиваться в новую экономическую систему: регенеративный капитализм, который знает свое место в обществе и биосфере, целостно определяет богатство, способствует циркулярности, собирает изобилие, которое обеспечивают разнообразие и граничный эффект, находит баланс между эффективностью и устойчивостью, способствует предпринимательской деятельности. Адаптивность дает возможность разнообразного участия и, возможно, самое важное, уважает место и целостность всех местных общин.

Некоторые могут сказать, что регенеративный капитализм — это не экономическая модель как таковая, что это руководство, по которому должна работать экономика. Но это руководство является моделью, уверяет Л. Хантер Ловинс.

Модели, по ее словам, могут быть явными инструментами для прогнозирования результатов, неформальными ментальными моделями или набором руководящих принципов.

«Регенеративный капитализм не претендует на роль прогностической модели, но за 40 с лишним лет поиска путей определения структуры нашей экономики, это лучшее, что я нашла. Все модели ошибочны, но некоторые модели полезны, как говорит Деннис Медоус, один из авторов наиболее известного доклада Римского клуба «Пределы роста», — утверждает Хантер Ловинс.

«Пределы роста» появились в результате использования масштабной модели MIT (World3), которая явно стремилась включить то, что называется нашей конечной ресурсной базой. Различные прогоны этой модели, которые легли в основу «Пределов роста», показали, что если мы не примем то, что авторы назвали «устойчивостью» в качестве основы для управления нашей экономикой, мы потерпим крах.

«Мир к этому идет, и это может случиться примерно через 15 лет», — прогнозирует Ловинс.

В «Более прекрасном будущем», Грэм Тернер пересмотрел эти прогоны модели MIT, показывая, что мы находимся на пути к худшему из сценариев коллапса, описанных в разделе «Пределы роста».

«Человечество невероятно быстро приближается к катастрофе. Полный крах системы вполне возможен. Подтверждения воздействия человека на планету неоспоримы. Радиоактивный остаток испытаний атмосферы в настоящее время обнаружен в геологических отложениях. Выбросы человеком углекислого газа в результате сжигания ископаемого топлива изменили химический состав атмосферы и океана. Поэтому давайте не будем обманывать себя: мы сталкиваемся с огромным количеством проблем, вызванных быстро растущим населением, избыточным использованием ресурсов и связанным с этим загрязнением, потерей биоразнообразия и снижением доступности систем жизнеобеспечения. Они обусловлены главным образом идеологической верой в то, что неспособность поддерживать показательный рост ВВП приведет к экономическому краху. Эта вера глубоко укорена в умственные модели почти всех ученых и политиков. Но это неверно», — говорится в докладе.

Многие люди говорят, что «Пределы роста» были неправильными, ибо мы не потерпели крах. Но в «Более прекрасном будущем», авторы со ссылкой на многих ученых предупреждают: чрезмерное использование наших ограниченных ресурсов приведет к коллапсу и, если мы резко не изменим курс, он станет неизбежным.

Пушит о том, что крах неизбежен и такие авторы, как Умайр Хак и консерватор Джордж Уилл: «Грядет очередной эпический экономический коллапс. Давно пора применить модель регенеративного капитализма Фуллертона. Основанная на принципах работы природы, она является отправной точкой для построения экономики, служащей жизни».

Джон Фуллертон в своем труде приводит цитату выдающегося экономиста, сэра Николаса Стерна о том, что именно природные катаклизмы послужили причиной мирового финансового краха в 2008 году: «Изменение климата представляет собой крупнейший провал рынка в истории капитализма. Глобальное потепление напрямую связано с выпуском богатства».

«У нас есть все технологии и достаточное количество концепций, которые нам нужны для решения наиболее насущных проблем, стоящих перед нами, и, таким образом, чтобы выиграть время для решения тех проблем, которые мы еще не знаем, как решить», — пишет Хантер Ловинс.

Стремление максимизировать деньги и вещи ценой разрушения природного и человеческого капитала — это плохой бизнес и плохой капитализм. Компании, которые ответственно относятся к нашей земле и к себе, более прибыльны, имеют наиболее быстро растущую стоимость акций, лучше способны привлекать и удерживать лучшие кадры, увеличивать свою долю на рынке и избегать бесчисленных рисков.

Больше нет необходимости останавливаться на наблюдении, которое все труднее признать. Тем не менее, существуют решения, чтобы обратить вспять изменение климата и жить в мире с достаточным количеством ресурсов для всех живых организмов на этой планете.

Что такое восстановительная экономика и как это работает

Авторы книги «Более прекрасное будущее», как было указано в предисловии труда, очень размыто и в общих чертах обрисовывают, что такое «восстановительная экономика». Поэтому, исходя из всего того набора тезисов, фактов и аргументов, которые пришлось изучить и проанализировать, попробуем с их помощью вместе сформулировать более четкую дефиницию этой экономической модели будущего.

Как и во всех прежних докладах, в работе проскальзывают завуалированные идеи социализма в несколько освеженном виде. Хотя, как пишет Джон Фуллертон, регенеративная экономика — это не спор капитализма против социализма. Обе системы, даже если они безупречно выполнены, являются неустойчивыми. И при этом это не предложение о постепенных изменениях в системе, которая является «фундаментально надежной».

«Я говорю о том, что история экономической теории не закончена с Кейнсом и Хайеком (или Минским и Фридманом), она оставила своих учеников на неопределенное время ссориться на городской площади», — пишет Фуллертон.

Регенеративный капитализм направлен на содействие жизненному сдвигу в мышлении, что является предварительным условием для нас, чтобы начать то, что следует за началом.

Авторы начали поиск более глубоких объяснений в нашей ментальности. Поскольку живые системы устойчивы и регенерируют длительные периоды времени, они начали исследовать, необходимо ли соблюдать природные правила здоровья или развитие может также привести к устойчивой динамичной экономике.

«Наша регенеративная история начинается с одной основной идеи: универсальные закономерности и принципы, которые использует космос для построения стабильных, здоровых и устойчивых систем во всем реальном мире, могут и должны использоваться в качестве модели для проектирования экономической системы», — говорится в докладе.

Регенеративный капитализм — это широкая форма холизма (позиция в философии и науке по проблеме соотношения части и целого, исходящая из качественного своеобразия и приоритета целого по отношению к его частям. – Авт.) выросла из наблюдения, что все во вселенной организовано в «системы», чьи взаимосвязанные части работают вместе в каком-то более крупном процессе.

Тщательное изучение показало, что целостные концепции появляются почти во всех мыслимых областях, от сельского хозяйства и здравоохранения, до денежно-кредитной системы, городского планирования и сетевых технологий.

Создатели восстановительной экономики предлагают использовать биомимикрию как подход к инновациям, который ищет устойчивые решения человеческих проблем, подражая проверенным временем шаблонам и стратегиям природы.

Самым важным открытием исследования было то, что универсальные принципы и закономерности здоровья и развития действительно существуют и, как известно, определяют поведение в живых системах от бактерий до людей, в неживых системах — от ураганов до транспортных систем и интернета, социальных систем, включая денежные системы и экономику.

Получившаяся наука о «потоке» системы» не только обеспечивает эмпирическую теорию и точные меры системного здоровья, которыми нам необходимо руководствоваться, но также обосновывает давние наблюдения о важности циркуляции и баланса. Даже таких идеалов, как справедливость и честная игра.

Изучение системного поведения, говорят авторы доклада, в настоящее время дает очень практичную, строгую и здравую картину того, как устроен мир. Они сочетают практический опыт, полученный от инвестирования и наблюдения за регенерирующими экспериментами Новой экономики, растущей во всем мире, закрепленной в современной строгой форме холизма.

Авторы уверенны, что необходимо передавать больше власти общинам на местах, которые самостоятельно, объединившись, будут формировать экологическую и экономическую повестку региона. На своем примере они показывают, как это работает, создавая по всему миру «локальные восстановительные центры».

«Мы должны бороться за демократию, за сохранение окружающей среды и за создание более прекрасного будущего, — говорит Ловинс. — Эти центры, созданные гражданами в различных общинах по всему миру и поддерживаемые Институтом капитала Джона Фуллертона, являются основой для создания возрождающейся экономики на местном уровне. Джон и я недавно были в Коста-Рике, чтобы помочь создать там восстановительный центр. Мы помогли создать кластер из пяти хабов, четыре из которых расположены на биосферных территориях»

Прежде чем создать такой хаб, по мнению авторов, необходимо тщательно изучить регенеративный потенциал региона и человека в нем живущего. Затем донести это до широкой общественности. Далее — решение за гражданами, выборными должностными лицами, местными компаниями, религиозными общинами и другими.

Если в вашем сообществе нет хаба, соберите группу друзей, коллег, соседей и начните рассказывать о том, что это такое. Для этого потребуется создать регенерирующую экономику в вашем регионе.

«Например, когда мы начали создавать регенеративный центр в районе Денвера, где я живу, мы начали с того, как выглядит текущая экономика. В Колорадо миф заключается в том, что мы являемся экономикой добывающей промышленности. Получилось, что мы гораздо больше экономим на уличных индустриях, услугах, образовании и натуральных продуктах питания«, — делится своим опытом Хантер Ловинс.

Как минимум, найдите компании в вашем сообществе, которые ведут себя регенерирующим образом, советует автор, и покупайте у них. Узнайте, откуда берется ваша еда, и выберите продукты на фермерских рынках. Покупайте целостное мясо и овощи.

«Ищите B-Corps и сделайте их вашими предпочтительными поставщиками. Выберите поддержку реальной местной экономики, а не компаний, которые не уверены в своей цепочке поставок, не являются частью круговой экономики и не привержены 100% возобновляемой энергии. Создайте экономику, в которой вы хотите жить, голосуя своими долларами», — призывает эколог.

Для справки: Движение В-corp стремительно набирает популярность во всем мире.

B-Corporation, также известна как B-Lab сертификация или B-Corp сертификация, является частной сертификацией для коммерческих компаний. Это глобальная некоммерческая организация с офисами в США, Европе, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Латинской Америке.

Чтобы пройти и сохранить сертификацию, компании должны получить минимальный балл при онлайн-оценке «социальных и экологических показателей», выполнить требование о том, чтобы компания включала обязательства B-Lab в уставные документы компании. Также предусматривается ежегодный взнос в размере от 500 до 50 000 долларов США, в зависимости от годового объема продаж. Компании должны проходить повторную сертификацию каждые три года, чтобы сохранить свой статус корпорации B.

По состоянию на июнь 2019 года в мире насчитывается более 2750 сертифицированных B-корпораций в 150 отраслях в 64 странах.

Это может показать нам, говорит Ловинс, как сегодняшняя односторонняя (и неустойчивая) форма капитализма превращается в единую сеть сбалансированной, живой и регенерирующей экономики, которая служит системному здоровью.

Восстановительная экономика это выгодно: история радикального промышленника

Красочный пример того, что восстановительная экономика это не только полезно для окружающей среды, но и очень прибыльно, привела автор «Более прекрасного будущего» Хантер Ловинс на примере своего давнего друга, прожженного промышленника и яростного капиталиста Рэя Андерсона, который сам о себе смело говорил: «В будущем такие промышленники, как я, будут в тюрьме».

После получения степени инженера в Технологии Джорджии Андерс пошел в местный бизнес и начал заниматься коврами. Перейдя на повышение, он почувствовал, что заслужил основать свою собственную компанию и создал Interface. Вскоре он превратил ее в одну из крупнейших ковровых компаний в мире

В 1994 году Рэй добавил европейскую компанию по производству ковров в свою семью брендов. Приобретенные сотрудники спросили, какова экологическая политика Интерфейса. Рэй ответил: «У нас есть кто-нибудь, кто принесет мне книгу об окружающей среде?» Джойс ЛаВалль, глава отдела кадров Рэя, вручил ему копию «Экологии торговли» Пола Хокена, в которой, среди прочего, описывался экологический ущерб, наносимый бизнесом, и повторялось замечание Дэвида Брауэра о том, что «вы не можете вести бизнес на мертвой планета. Книга утверждала, что ответственность за разрешение кризисов, стоящих перед человечеством, лежит на бизнесе.

Прочитав книгу, капиталист ударил кулаком по столу и пообещал: «Мы будем первой компанией следующей промышленной революции». В своей сущности Рэй был бизнесменом, яростным защитником капитализма, но в том, что он назвал своим «прозрением», он оказался ответственным перед новым показателем, который он назвал «валютой Бога»: нефинансовые издержки и выгоды, которые накапливаются планетой и ее людьми.

Рэй решил войти в историю и создал то, что он назвал своей командой мечты, собрал одних из лучших умов в области устойчивого развития. Вместе они переделали Интерфейс в детище корпоративной устойчивости. Он назвал это приключение стать регенерирующей компанией «восхождением на гору Устойчивости».

Задача перед компанией была сформулирована так: «Эксплуатировать нашу нефтеемкую компанию (для материалов и энергии) таким образом, чтобы она не брала с Земли ничего, что не могло бы быть естественным и быстро возобновляемым и не наносило бы вреда биосфере Земли, например, ни одной новой свежей капли нефти, ни толки газы или других вредных выбросов — заводы без дымовых труб…. «.

Попытка Рэя сделать Интерфейс самой устойчивой компанией на земле была далеко не простой.Инвесторы думали, что он сошел с ума, особенно в связи с угрозой 2000 года, поскольку компании покупали компьютеры, а не ковры.

Рэй Андерсон на это отвечал: «Моя работа состоит в том, чтобы обойти поворот и посмотреть, что там за углом, чего большинство людей еще не могут увидеть».

Дэвид Оки, ведущий дизайнер Interface , отреагировал на вызов Рэя сделать ковер, который можно было бы подвергать вторичной переработке и который сам по себе был изготовлен из переработанных материалов, сказав: «Босс, это невозможно сделать».

«Это должно быть возможно, — ответил Рэй. — Природа это делает».

Интерфейс привлек тогда еще неизвестного биолога, Джанин Бениус, и родилась корпоративная практика биомимикрии. Совместно с Dream Team они внедрили инновации, чтобы закрыть производственные циклы компании и создать ранний пример круговой экономики.

Когда Оки сообщил о своем успехе на собрании команды-мечты, его глаза были большими, как блюдца. «Бог должен быть защитником окружающей среды», — удивлялся он. «Я сказал, что это невозможно, но когда мы это сделали, это работало лучше, стоило дешевле, имело все атрибуты, которые мы хотели, и многие, о которых мы даже не думали мечтать».

Вскоре Рэй Андерсон и Майк Бертолуччи, директор по исследованиям Interface, с гордостью объявили, что они придумали, как сделать ковер из кукурузы. Несколько лет спустя промышленный гигант Cargill объявил, что продает линию не содержащей ГМО кукурузы именно для удовлетворения спроса Интерфейса на устойчивое сырье.

Интерфейс еще не покорил Гору Устойчивости, но достижения компании впечатляют:

— чистые выбросы CO снизились на 82 % в абсолютном тоннаже, 92% на фунт продукта;

— возобновляемые источники энергии выросли на 84%; шесть из семи производственных площадок на 100% возобновляемы; потребление энергии снизилось на 45% на фунт продукта;

— отходы от объектов сократились на 91%

Интерфейс считает, что он находится на полпути к своей цели «Mission Zero» — нулевого воздействия, нулевого следа к 2020 году. И он по-прежнему привержен ее достижению. Некоторые говорят, что это будет чудо. Джим Харцфельт, правая рука Рэя в течение многих лет, отвергает такие опасения: «Люди не осознают, что для достижения этой цели понадобилось пять или шесть чудес, Interface всегда был в чудо-бизнесе».

Какими бы впечатляющими ни были эти цифры, Рэй всегда понимал, что, если его стремление к устойчивости не даст ему средства подавить конкуренцию, это будет тщетным усилием. Он полагал, что повышение устойчивости принесет ему доброжелательность и лояльность клиентов, и это имело место, но он ожидал, что фактически придется заплатить за эти атрибуты как часть своего маркетингового бюджета.

Для него это стало большим сюрпризом, что их усилия по обеспечению устойчивости не только сделали Interface более эффективным, но и значительно увеличили прибыль компании. Обязательство вести себя более устойчивым образом усилило все аспекты акционерной стоимости. Это сократило расходы и поддержало его компанию, так как несколько конкурентов обанкротились. Это создало беспрецедентную вовлеченность сотрудников и лояльность клиентов. Это также стимулировало инновации.

Сбережения от устойчивости окупили все затраты на преобразование и стали постоянным источником прибыли. За первые четыре года работы Interface над устойчивостью продажи выросли на две трети, а прибыль удвоилась. Сокращение отходов на 40 % позволило сэкономить 76 миллионов долларов. К 2000 году ежегодная экономия составила 185,4 миллиона долларов.

«Интегрированный итог»: признание того, что корпоративная приверженность устойчивому развитию повышает 13 аспектов акционерной стоимости, включая лучшие финансовые показатели, более высокую стоимость акций, более быстрый рост стоимости акций, более низкие риски, лучшую способность привлекать и удерживать сотрудники, лучшая репутация бренда, лучшие отношения с заинтересованными сторонами, снижение стоимости недоверия. В прошлом году отчеты крупных консалтинговых компаний подтвердили каждый аспект того, как компании, ведущие к энергоэффективности, экологической и социальной ответственности, надлежащему управлению и другим аспектам корпоративной устойчивости, превзошли своих менее устойчивых коллег.

Исследование «Действия в области климата и прибыльность» показало, что компании, которые интегрируют устойчивость в свои стратегии, превосходят компании, не имеющие такого лидерства. Компании, которые управляют своими выбросами углерода и смягчают изменения климата, получают на 18% большую отдачу от своих инвестиций, чем компании, которые этого не делают, и на 67% выше, чем компании, которые не будут раскрывать данные о выбросах.

Каждые три года Accenture проводит опрос 1000 руководителей из более чем 100 стран. В отчете за 2013 год было установлено, что, хотя подавляющее большинство считает, что приверженность корпораций устойчивому развитию — это путь к росту и инновациям (78 %), обеспечивающим конкурентное преимущество в своей отрасли (79 %), только 38 процентов считают, что они могут дать количественную оценку коммерческой ценности таких программ для их компании. Только 15 процентов считают, что они добились достаточного прогресса в предыдущие три года в достижении своих обязательств в области устойчивого развития. По крайней мере, 82 % считают, что это имеет решающее значение для обеспечения большей устойчивости для преобразования экономики.

Однако к 2016 году отношение изменилось. Почти 60 % опрошенных генеральных директоров заявили, что они могут точно определить стоимость своей программы устойчивого развития для своей компании. 97% считают, что устойчивость важна для будущего успеха их бизнеса, а 53% считают, что бизнес предпринимает достаточные усилия для решения глобальных проблем. Прозрачность рассматривалась как критический фактор: 79% считают бренд, доверие и репутацию движущей силой в обеспечении устойчивости.

«Последствия того, как мы думаем об организации и управлении нашей капиталистической системой, глубокие, — говорит Фуллертон. — Некоторые отклонят эту структуру как идеалистическую. Другие скажут «довольно реформ». Но авторы доклада верят, что эта структура может соединить нынешний мир и тот, который находится в процессе становления, таким образом, который является одновременно реалистичным и обязательно фундаментальным. Это должно внести вклад не только в будущее обучение политиков, а также прогрессивных лидеров в бизнесе и финансах, но и в будущее нашей планеты. Более прекрасное будущее.

Источник статьи: http://www.obozrevatel.com/society/bolee-prekrasnoe-buduschee-i-vosstanovitelnaya-ekonomika-analiz-doklada-rimskogo-kluba.htm


Adblock
detector