Вклад союзников по антигитлеровской коалиции в победу над фашизмом



АНТИГИТЛЕРОВСКАЯ КОАЛИЦИЯ ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ВКЛАД УЧАСТНИКОВ В ПОБЕДУ НАД ФАШИЗМОМ

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 3/2007, стр. 53-58

АНТИГИТЛЕРОВСКАЯ КОАЛИЦИЯ: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ВКЛАД УЧАСТНИКОВ В ПОБЕДУ НАД ФАШИЗМОМ

заместитель начальника кафедры оперативного искусства по научной работе

Военной академии Республики Беларусь,

кандидат военных наук, доцент

Не так давно человечество отметило знаменательную дату — 60 лет окончания Второй мировой войны. Но чем дальше уходят в прошлое те события, тем больше споров о победителях и побежденных, тем больше инсинуаций, домыслов и искажений фактов. Особенно это относится к вкладу Советского Союза и других стран антигитлеровской коалиции в общую победу. Основной причиной этого является политическая вражда, которая длилась до середины 90-х годов XX века между странами, совместными усилиями победившими фашизм в 1945 году. Ее отголоски слышны и поныне. Целями данной публикации являются: на основе исторического опыта проследить механизм создания коалиции государств с различным общественно-политическим устройством, объединенных общим стремлением остановить агрессора; используя фактический материал, оценить вклад каждого из государств антигитлеровской коалиции в разгром фашистской Германии и ее союзников.

Современный военно-энциклопедический словарь дает следующую трактовку понятия антигитлеровская коалиция: это военно-политический союз государств и народов, боровшихся во Второй мировой войне против агрессивного фашистско-милитаристского блока Германии, Италии, Японии и их сателлитов. К концу войны в нее входило свыше 50 государств. Основные участники — СССР, США, Великобритания [1].

Короткие лаконичные фразы словаря дают лишь общее представление, позволяя при этом делать собственные выводы и домысливать содержание. Чтобы более детально разобраться в вопросе, следует обратиться к истории создания антигитлеровской коалиции.

Революция 1917 года в России поставила вновь созданное Советское государство в изоляцию от большинства стран Старого и Нового Света. Последовавшая за этим Гражданская война, активную помощь в которой белогвардейскому движению оказывали страны Антанты, разделили мир на «наших» и «не наших». К середине 30-х годов XX века и Соединенные Штаты Америки, и Великобритания относились к странам, враждебно настроенным по отношению к СССР, то есть считали его потенциальным противником. Германия же, где в это время пришли к власти фашисты, наоборот, рассматривалась в качестве вероятного союзника. Руководство Советского Союза понимало, что агрессивная политика, проводимая Германией, в дальнейшем приведет к столкновению интересов крупнейших государств мира, и пыталось по возможности отсрочить этот момент. События развивались стремительно. С приходом к власти Гитлера большинство соглашений по итогам Первой мировой войны Германией игнорируется. С молчаливого согласия ведущих европейских стран. Гитлер в 1935 году присоединил к Германии Саарскую область. В 1936 году Германия оккупирует Рейнскую область и предпринимает вооруженную интервенцию против Испании. Реально в Европе снова вспыхивает война. В 1938 году «третий рейх» осуществляет аншлюс Австрии и выдвигает территориальные претензии к Чехословакии.

Начиная с весны 1938 года СССР прилагает все усилия, чтобы побудить Англию и Францию выступить совместно с ними в защиту Чехословакии от гитлеровских территориальных притязаний, видя в этом необходимое условие сохранения мира. Однако в сентябре 1938 года западные державы поддерживают Гитлера и дают согласие на отделение Судетской области от Чехословакии и ее передачу Германии. 29 сентября 1938 года в Мюнхене премьер-министры Великобритании и Франции подписали соглашение, по которому Германия отторгла от Чехословакии примерно 20% ее территории, где проживала четверть населения страны и находилась почти половина ее тяжелой промышленности. Правительство США полностью одобрило итоги мюнхенских договоренностей.

Используя мюнхенское соглашение, 15 марта 1939 года Германия ввела свои войска в Чехословакию, тем самым осуществив ее оккупацию и присоединение к своей территории. Трудно поверить, но эти события происходили менее чем за год до начала Второй мировой войны и были санкционированы ведущими государствами Запада.

Некоторые исследователи пытаются обосновать утверждение, что основу будущей антигитлеровской коалиции положил договор о взаимной помощи в случае агрессии против них третьих стран между Англией и Францией (1939 года). Однако это не совсем соответствует действительности. Долгое время указанное соглашение существовало лишь на бумаге, а его участники в рамках договора решали свои узконациональные задачи, не выступая против германской экспансии. Все действия фашистов рассматривались через призму будущей войны с Советским Союзом.

Следующим шагом Германии была оккупация 22 марта 1939 года принадлежавшей Литве Мемельской (Клайпедской) области. А уже 24 марта Берлин потребовал у Польши согласия на присоединение к Германии Данцига (Гданьска) и предоставления ей автострады и железной дороги для связи с Восточной Пруссией. Одновременно был аннулирован германо-польский пакт о ненападении. Гитлер спокойно хозяйничал в европейских делах, а со стороны других государств, кроме СССР, не высказывалось никаких возражений.

17 апреля 1939 года Советский Союз выступил с инициативой, направленной на принятие коллективных мер безопасности. Суть ее заключалась в подписании пакта о взаимной помощи между СССР, Великобританией и Францией. Он должен был быть основан на принципе равных прав и обязанностей его участников. По данному вопросу велись переговоры с июля по 18 августа 1939 года. В случае заключения предложенного соглашения совокупные военные возможности участников пакта, с одной стороны, и Германии с Италией, с другой, выглядели бы следующим образом (табл. 1).

Анализ данных, представленных в табл.1, показывает, что в случае заключения предлагаемого Советским Союзом соглашения, совокупные военные возможности государств антифашистского пакта по всем показателям превосходили бы агрессора более чем в 1,5 раза. В случае положительного исхода переговоров, вероятность возникновения войны в Европе была бы уменьшена до минимума. Однако история распорядилась иначе. В связи с выжидательной политикой Великобритании и Франции, а также нежеланием Румынии и Польши сотрудничать с СССР, соглашение не было достигнуто, а вместе с этим исчерпана последняя возможность предотвратить Вторую мировую войну.

Советская Россия в этот период не рассматривалась Западом в качестве надежного военного партнера не только в силу идейных соображений. Прежде всего такое отношение было обусловлено недооценкой военно-экономических возможностей СССР в тот период, хотя в принципе в Лондоне и Париже не исключали возможности союзнических взаимоотношений с Россией в будущем. Так, в мае 1939 года правительство Великобритании запросило мнение своего имперского генерального штаба о СССР как возможном союзнике западных держав. Генеральный штаб дал следующую оценку: «Русский Балтийский флот. не сможет оказать существенного влияния на обстановку на Балтике, так как его базирование ограничено Финским заливом, который к тому же замерзает в зимнее время.

1. Не сможет оказать материальной помощи Польше;

2. Не сможет оказать военной помощи Румынии или Турции в таких размерах, которые бы существенно повлияли на сложившуюся ситуацию;

3. Сможет сковать значительные силы Германии на Восточном ТВД в случае нападения Германии на Румынию и Польшу.

1. Имеют ограниченные возможности в создании угрозы Германии и Италии.

2. Могут оказать некоторую помощь Польше в укреплении ее противовоздушной обороны.

Россия не сможет оказать нам или нашим союзникам помощь в значительных размерах в поставках оружия и военного снаряжения. Однако ее сотрудничество с нами может оказаться ценным в прекращении поставок стратегического сырья Германии.

Мы не в состоянии оценить степень надежности России как союзника и степень надежности любых ее мероприятий.

Итак, исходя из посылки, что Россия не с нами, а по крайней мере нейтральная, то мы, с военной точки зрения, считаем, что преимущества нашего союза с Россией не возместят тех негативных последствий, которые возникнут из-за враждебного отношения со стороны Испании. » [2].

Таким образом, оценка военных возможностей свидетельствует, что в целом акции СССР как союзника западных держав котировались ниже Испании. Потенциал Вооруженных Сил Советского Союза оценивался и ниже польских. «Министр иностранных дел Великобритании Чемберлен, — писал известный английский военный историк и теоретик — Лиддел Гарт, — питал чувства глубокой неприязни к Советской России, а Галифакс (член английского парламента) — религиозную антипатию. Кроме того, оба они в разной мере недооценивали мощь России и переоценивали силы Польши. считали, что Польша в военном отношении сильнее России, и предпочитали иметь в качестве союзника именно Польшу». Имперский генеральный штаб, а также государственные деятели Великобритании и Франции неизменно оценивали Вооруженные Силы СССР как «не соответствовавшие стандартам первоклассной европейской армии». По их мнению, в надвигавшейся войне Красная Армия в целом не сможет сыграть заметной роли в балансе сил в Европе.

Подобный экскурс в историю был необходим для того, чтобы понять расстановку сил в конце 30-х годов XX века, и показать, что попытки создания антигитлеровской коалиции предпринимались уже в тот период.

1 сентября 1939 года вторжением германских войск в Польшу началась Вторая мировая война. Великобритания и Франция, которые предоставили ранее гарантии Польше, 3 сентября объявили войну Германии. Вслед за ними этот же шаг осуществили такие страны, как Австралия, Новая Зеландия, Индия, Южная Африка и Канада. Некоторые европейские государства, а также США заявили о своем нейтралитете. Однако реальной помощи Польше никто не оказал, военные действия против Германии так и не начались. Всего за месяц и пять дней польские вооруженные силы были сокрушены, а вермахт победоносно завершил кампанию. В 1945 году в ходе Нюрнбергского процесса один из руководителей вермахта генерал Йодль так оценивал события тех лет: «Если мы не потерпели катастрофы в 1939 г., то это объясняется только тем, что во время польской кампании примерно ПО французских и британских дивизий на Западе полностью бездействовали против 23 немецких дивизий» [3].

Таким образом, первые члены будущей антигитлеровской коалиции, Великобритания и Франция, с началом Второй мировой войны не предпринимали никаких активных действий против Германии. В мировой истории с легкой руки французского журналиста Р. Доржелеса этот период получил название «странная война». Более того, между официальными противниками велись активные дипломатические сношения и предпринимались попытки нахождения точек соприкосновения. Потеря времени и бездействие Великобритании и Франции привели к тому, что вермахт основательно подготовился к весенней кампании 1940 года. Вторжение 9 апреля немецких войск в Данию и Норвегию, а затем 10 мая в Голландию и Бельгию застало союзников врасплох. И даже когда гитлеровцы напали на Францию, английские и французские войска оказались неспособными противостоять агрессору, несмотря на равенство сил обеих сторон. Успешные действия германских вооруженных сил позволили уничтожить в зародыше антигитлеровский союз образца 1939 года.

Всего же, чтобы оккупировать европейские страны, фашистской Германии потребовалось: 1 день на Данию, 5 дней на Голландию, 19 дней на Бельгию, 35 дней на Польшу, 44 дня на Францию, 63 дня на Норвегию [4].

Второй, основной этап в создании антигитлеровской коалиции начался с нападением гитлеровской Германии и ее союзников на СССР. Сложившаяся в мире военно-политическая обстановка, наличие общего и в высшей степени опасного врага заставили страны мира идти на компромиссы и искать союзников для совместной борьбы с фашизмом.

Уже 22 июня 1941 года премьер-министр Англии У. Черчилль выступил по радио с заявлением, что Англия окажет Советскому Союзу всю возможную помощь в войне. «Гитлер хочет уничтожить русскую державу потому, — говорил Черчилль, — что в случае успеха надеется отозвать с востока главные силы своей армии и авиации и бросить их на наш остров. Поэтому опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, так же как дело каждого русского, сражающегося за свою жизнь и дом, является делом свободных людей и свободных народов во всех уголках мира». 23 июня аналогичное заявление от имени американского правительства сделал исполняющий обязанности государственного секретаря США С. Уэллес. В нем отмечалось, что главная опасность для США и всего мира исходит от фашистского блока. «Гитлеровские армии сегодня, — говорил он, — главная опасность для Американского континента» [5 ]. Так были сделаны первые шаги по созданию антигитлеровской коалиции.

Следующим шагом в этом направлении можно считать заключение Советским Союзом в июле 1941 г. соглашения о сотрудничестве в войне против гитлеровской Германии с правительством Великобритании, эмигрантскими правительствами Чехословакии и Польши, а в сентябре — с движением сопротивления «Свободная Франция». Именно эти документы стали основополагающими в формировании будущего антифашистского союза. 29 сентября — 1 октября 1941 года в Москве прошла конференция представителей СССР, США и Великобритании по вопросам взаимной военно-экономической помощи. В результате этих переговоров была достигнута принципиальная договоренность, а с 7 ноября 1941 года действие закона США о ленд-лизе было распространено на СССР. 8 декабря 1941 года правительство США официально объявило войну Германии [2].

Итогом объединенных усилий стало подписание в Вашингтоне 1 января 1942 г. представителями четырех стран (СССР, США, Великобритании и Китая), а также 22 другими государствами Декларации, провозглашавшей обязательство употребить все силы и ресурсы на разгром фашистского блока и не заключать с противником сепаратного перемирия или мира. Подписанием этого документа было завершено создание антигитлеровской коалиции.

Все страны, поставившие свои подписи под Декларацией, в той или иной мере принимали участие в борьбе с фашизмом, однако вклад государств в общую победу был неравнозначен. В современных публикациях пересматривается именно вопрос вклада отдельных государств в победу над фашизмом. Наиболее четкую и ясную картину дает документальный материал, позволяющий языком цифр и фактов оценить, кто же и что сделал в ходе войны для разгрома Германии и ее союзников. В политической области война убедительно доказала возможность использования самых различных форм взаимодействия для координации усилий и решения общих задач. Союзниками активно применялись конференции глав правительств, многосторонние и двусторонние встречи государственных и военных деятелей, обмен делегациями, миссиями, посланниками, наблюдателями. За годы войны состоялись три конференции с участием глав правительств «большой тройки»: США, СССР, Великобритания. Это Тегеранская (1943 года), Крымская (Ялтинская) и Берлинская (Потсдамская) 1945 года. В ходе этих встреч рассматривались ключевые проблемы международной и военно-стратегической обстановки, обсуждались неотложные меры по координации коалиционной политики и стратегические вопросы, вырабатывались единые подходы во всех сферах деятельности, касающихся борьбы с фашизмом. Конференции глав правительств союзных держав имели широкий международный резонанс. Их проведение воспринималось мировым сообществом как проявление реалистического подхода к решению сложных вопросов ведения войны, вселяло уверенность в людей, боровшихся с фашизмом. В ходе Второй мировой войны прошел и ряд других международных конференций — в Москве (1941), Думбартон-Оксе (Вашингтон), в Сан-Франциско. Интересам общего дела служила переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании. Всего за 1941-1945 годы, по имеющимся данным, было написано более 900 подобных документов [7, 8].

Плодотворному сотрудничеству в ходе ведения вооруженной борьбы способствовали личные контакты и переписка командующих вооруженными силами, встречи начальников генеральных штабов и военных экспертов, работа военных миссий при штабах вооруженных сил. Все это помогало найти взаимопонимание и совместно решать труднейшие вопросы оперативно-стратегического уровня. Среди основных задач коалиционных сил в ходе войны следует считать: обеспечение прохода конвоев кораблей и судов, нанесение совместных авиационных ударов по важным объектам на территории Германии, использование аэродромов для базирования дальней авиации, корректировка планов кампаний и отдельных операций, осуществление поставок материальных средств в рамках ленд-лиза [2].

Однако основные события Второй мировой войны решались все-таки на полях сражений. Именно боевые действия являются основным показателем, характеризующим вклад каждого из союзников в победу. Справедливости ради необходимо отметить, что первой из стран будущей антигитлеровской коалиции в открытое противоборство с фашистской Германией вступила Великобритания. К 10 мая 1940 года накануне нападения Гитлера на Францию на континенте был развернут английский экспедиционный корпус. Его численность составляла 320 тыс. человек, сведенных в три армейских корпуса. Там же находились 10 эскадрилий бомбардировщиков, 2 — истребителей, атакже 13 — авиационной поддержки сухопутных войск общей численностью около 500 самолетов. В ходе боевых действий на территории Франции английский экспедиционный корпус не сумел сыграть существенной роли, понес значительные потери и был поспешно эвакуирован на территорию Великобритании. Более 400 самолетов, а также тяжелая артиллерия и большая часть бронетехники были уничтожены или захвачены немецкими войсками. Это было серьезное поражение, которое не скоро позволило оправиться английским вооруженным силам. Разделенные проливом Ла-Манш, Англия и Германия продолжали войну в воздухе и на море, а боевые действия на суше до 1943 года вели только в Северной Африке [5].

После разгрома Франции фашистская Германия приступила к подготовке войны с Советским Союзом и перебросила основные силы на восток. На нужды ее армии работала промышленность Австрии, Бельгии, Франции, Чехословакии и других оккупированных стран. К весне 1941 года в интересах вермахта было задействовано около 5 тыс. предприятий. Для войны с СССР была создана ударная группировка вторжения, насчитывавшая 5,5 млн. человек (что составляло более 70 % общей численности вооруженных сил), более 47 тыс. орудий и минометов, около 4300 танков и штурмовых орудий, до 5 тыс. самолетов. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, и весь мир с замиранием сердца наблюдал за тем, выстоит ли советский народ. Фактически полгода СССР противостоял армиям Германии и ее сателлитов самостоятельно. Эти полгода убедили весь мир, что Советский Союз это не «колосс на глиняных ногах», как утверждал Гитлер, а серьезный противник. Мужество и героизм советских воинов поражали как будущих союзников, так и врагов.

Так, Брестская крепость в Белоруссии сопротивлялась захватчикам дольше, чем Дания, Голландия и Бельгия. Почти месяц небольшой гарнизон сковывал у границы целую дивизию вермахта, усиленную танками, артиллерией, авиацией. Моонзундские острова в Эстонии держались шесть недель — сколько вся Франция. Севастополь сражался в окружении свыше восьми месяцев. За время этой осады враг отерял около 300 тыс. солдат и офицеров — больше, чем во всей Европе, Северной Африке и Атлантике с 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941 года (за 1,5 года войны) [9].

Героическая борьба советского народа не оставляла равнодушными даже его вчерашних противников. Решающий вклад СССР в разгром гитлеровской Германии в военные годы признавали все ведущие политические деятели того времени. Премьер-министр Великобритании У. Черчилль, который никогда не отличался особой любовью к России, отдавая должное своему восточному союзнику, писал: «Именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины…Не менее четко выржался в этом отношении президент США Ф. Рузвельт. Он искренне говорил, что «русские убивают больше солдат противника и уничтожают больше его вооружения и снаряжения, чем все остальные 25 государств Объединенных Наций, вместе взятые» [10]. Однако эти высказывания относятся к 1942 — 1943 годам, когда Советский Союз показал всему миру свою военную мощь и разгромил фашистов под Москвой и Сталинградом. В 1941 — 1942 годах СССР вел боевые действия на фронте от Баренцевого до Черного моря самостоятельно.

Сегодня в литературе зачастую преувеличивают значение тех театров военных действий, где воевали англо-американские войска. Иногда решающие битвы советско-германского фронта, изменившие ход войны, изображаются как локальные сражения, которые ставятся в один ряд с операциями союзников в Северной Африке, Тихом и Атлантическом океанах. Чтобы более четко разобраться в масштабах той войны, следует рассмотреть хотя бы некоторые сражения, наиболее часто упоминающиеся в печати.

Первым из них, безусловно, будет битва под Москвой и наступление Красной Армии зимой 1942 года. Они продолжались более полугода: 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942 года и охватывали огромное пространство — 750 км по фронту и более 400 км в глубину.

С обеих сторон участвовало около 3 млн. человек. В результате этих сражений советские войска отбросили противника на 100 — 350 км от Москвы, вывели из строя более 500 тыс. вражеских солдат и офицеров, уничтожили около 1300 танков, 2500 орудий. Победа под Москвой развеяла миф о «непобедимости» фашистского вермахта. Впервые с 1938 года немецкая армия потерпела поражение и не выполнила заранее намеченные планы. Противник был вынужден перейти к обороне на всем советско-германском фронте. То есть блицкриг не состоялся, и война перешла в затяжную. Слова государственного секретаря СШАЭ. Стеттиниуса как нельзя лучше характеризуют значение этой победы для всего хода войны: «Американскому народу не следует забывать, что он находился на краю гибели в 1942 году. Если бы Советский Союз не удержал свой фронт, немцы получили возможность покорить Великобританию. Они были бы в состоянии захватить Африку, а затем создать плацдармы в Латинской Америке. » [4, 11].

Официально вступив в войну, Великобритания и США, как наиболее влиятельные участники антигитлеровской коалиции, не спешили оказать реальной военной помощи СССР. Так, до декабря 1941 года советской стороной трижды ставился вопрос об открытии второго фронта в Европе, но трижды получался отказ. В ходе контрнаступления под Москвой этот вопрос был поднят вновь. Открытие второго фронта в этот период позволило бы оттянуть с советско-германского фронта часть немецких дивизий и облегчило бы положение. Премьер-министр Великобритании У. Черчилль ответил отказом на просьбу СССР, ссылаясь на недостаток войск и боевой техники. Проблема же заключалась в том, что Великобритания и США в указанный период заняли выжидательную позицию, не зная, кого же поддерживать. Наиболее четко суть тогдашней стратегии союзников СССР сформулировал будущий президент США, а в то время сенатор Г. Трумэн: «Если мы увидим, что выигрывает Еермания, нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают друг друга как можно больше» [11]. В результате подобной политики, с декабря 1941 года по апрель 1942 года гитлеровцы перебросили из Западной Европы на советско-германский фронт 39 дивизий и 6 отдельных бригад, из них 16 дивизий из Франции. Помощь США и Великобритании своему восточному союзнику в этот период ограничивалась дипломатическими заверениями и поставками в рамках ленд-лиза, которые были весьма невелики по объему. Так, в 1941 году СССР получил 750 самолетов, 501 танк и 8 зенитных орудий, что составило менее 50% объемов поставок в соответствии с заключенными соглашениями [2].

Однако СССР выстоял. Битва под Москвой показала, что Советское государство в состоянии вести войну на равных с Германией, тем не менее она не ускорила открытия второго фронта. Советский Союз фактически в одиночку продолжал бороться с врагом. Не менее показательными в этот период являются действия правительства другого союзника СССР по антигитлеровской коалиции — Польши. Так, согласно взаимной договоренности от 14 августа 1941 года на территории СССР начали формироваться польские соединения и части. К 25 октября 1941 года была создана польская армия в составе двух стрелковых дивизий и одного запасного полка. В ходе битвы за Москву Советский Союз, в ущерб собственным интересам, экипировал и вооружал польские соединения. К февралю 1942 года они имели в своем составе 6 пехотных дивизий общей численностью 73 415 человек. Их совместные действия с советскими войсками против гитлеровцев могли бы повлиять на скорейшее завершение Московского сражения. Однако правительство Польши не дало разрешения на использование национальных формирований на советско-германском фронте и потребовало их переброски на Ближний Восток. Это пожелание было осуществлено в период с марта по август 1942 года, когда вермахт проводил летнюю кампанию и рвался на юг СССР.

К лету 1942 года против Советского Союза действовало 80% всех сухопутных сил Германии, а также 39 дивизий и 12 отдельных бригад ее сателлитов. В этот период были созданы наиболее благоприятные условия для нанесения удара по фашистскому блоку с Запада. Однако никаких действенных акций на Европейском континенте Великобритания и США не предприняли, что позволило гитлеровцам беспрепятственно посылать на восток все новые части и успешно решать свои задачи. Пока СССР отбивал удары вермахта, английские войска вели боевые действия в Северной Африке. В ноябре 1942 года к ним присоединился американский экспедиционный корпус, который был высажен там же.

Следующим сражением из разряда стратегических, коренным образом повлиявшим на ход войны, считается Сталинградская битва. Она началась 17 июля 1942 года и завершилась 2 февраля 1943 года. Это было поистине грандиозное сражение, развернувшееся на территории около 100 тыс. кв. км. Общая протяженность фронта составила до 850 км. На отдельных этапах Сталинградской битвы с обеих сторон принимало участие свыше 2 млн. человек. Общие потери Германии и ее союзников составили 1,5 млн. человек (четверть всех действовавших на советско-германском фронте фашистских войск), свыше 3000 танков, около 4400 самолетов, более 12 тыс. орудий. В ходе этого сражения прекратила существование одна из самых боеспособных армий Германии — 6-я армия, а ее командующий генерал-фельдмаршал Ф. Паулюс был пленен. Впервые с начала войны в Германии был объявлен всеобщий траур. Победа под Сталинградом была восторженно встречена всеми, кто сражался против фашизма. Президент США Ф. Рузвельт отмечал: «Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны союзных наций против сил агрессии». Действительно, победа под Сталинградом положила начало коренному перелому во Второй мировой войне. После этой победы стратегическая инициатива перешла в руки советского командования и удерживалась им до конца войны [10].

В то же время в зарубежных источниках и публикациях переломным пунктом войны называется Эль-Аламейнская операция союзников в Северной Африке. Рассмотрим же, что она представляла собой на самом деле. Названная операция проводилась с 23 октября по 4 ноября 1942 года. По времени она приходится на период контрнаступления под Сталинградом, когда 80% боеспособных сил Германии находилось на восточном фронте. Используя благоприятную обстановку и численное превосходство над противником, 8-я британская армия под командованием Б. Монтгомери перешла в наступление и к 5 ноября нанесла поражение немецко-итальянской группировке, заставив ее отступить в Тунис. Соотношение сторон до начала операции представлено в табл. 2.

Анализ данных, приведенных в таблице, позволяет сделать вывод, что английские войска имели подавляющее превосходство над противником по всем основным показателям [11]. В конечном итоге это и предопределило исход наступательной операции. Нельзя умалять значение этих боевых действий для наших союзников. Ведь это была их первая крупная победа, одержанная над фашистскими войсками. Кроме того, она позволила осуществить высадку англо-американских войск в Марокко и Алжире и начать продвижение по прибрежной полосе к Тунису. В мае 1943 года вся немецко-итальянская группировка в Северной Африке общей численностью 130 тыс. человек капитулировала. Однако в масштабах войны наступательная операция под Эль-Аламейном может быть отнесена лишь к успешным, но никак не к переломным и тем более к великим. Основные события Второй мировой войны происходили все-таки на восточном фронте. Об этом свидетельствуют размах проводимых операций, оценка их современниками, потери противника.

Следующим решающим сражением войны следует назвать Курскую битву. Сроки ее начала совпадают с высадкой англо-американского десанта на Сицилии — 10 июля 1943 года. Это дает основание некоторым исследователям утверждать, что победу Красной Армии в Курской битве предопределило именно это событие. Однако масштабы этих двух операций не идут ни в какое сравнение. В величайшем сражении Второй мировой войны участвовало свыше 4 млн. человек. Немецко-фашистская группировка включала 50 полнокровных дивизий. В то же время на Сицилии в этот период находились 9 итальянских и 2 немецких резервных дивизии. За 50 дней боев под Курском враг потерял более полумиллиона своих солдат и офицеров, 3000 орудий, 1500 танков, 3700 самолетов. В результате этой битвы советская авиация смогла завоевать стратегическое господство в воздухе, инициатива окончательно перешла к Советским Вооруженным Силам. Гитлеровское руководство вынуждено было перейти к обороне на всем восточном фронте. Сложились благоприятные условия для развертывания генерального наступления Красной Армии. В связи с победой под Курском Рузвельт в своем письме к Сталину отмечал: «В течение месяца гигантских боев Ваши вооруженные силы своим мастерством, своим мужеством, своей самоотверженностью и своим упорством не только остановили давно замышлявшееся германское наступление, но и начали успешное контрнаступление, имеющее далеко идущие последствия».

Таким образом, в годы войны ни в США, ни в Великобритании не подвергали сомнению значение битв за Москву, Сталинград и Курск. Тогда все факты, о которых сегодня многие забывают, были настолько очевидны, что отрицать их было просто невозможно.

Победы Советских Вооруженных Сил показали, что СССР способен самостоятельно сокрушить гитлеровскую военную машину. Это заставило США и Великобританию активизировать свои действия по открытию второго фронта в Европе. На проходившей в октябре 1943 года Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании западные союзники заявили о намерении вторгнуться в Европу через Ла-Манш весной 1944 года.

Верный своим союзническим обязательствам, с целью обеспечения открытия второго фронта, СССР зимой и весной 1944 года провел мощное наступление на советско-германском фронте, в результате которого было разгромлено более 170 вражеских дивизий. Гитлеровское командование было вынуждено перебросить на восточный фронт в январе-мае 1944 года еще 40 дивизий из Германии и Франции.

Высадка союзных войск в Нормандии началась 6 июня 1944 года. К моменту ее осуществления во Франции, Бельгии и Голландии находилось 58 дивизий вермахта, а на советско-германском фронте — 239. Западные союзники, благодаря этому, имели подавляющее превосходство над противником: по личному составу, танкам и самоходным орудиям — в 3 раза, по артиллерии — более чем в 2 раза, по боевым самолетам — в 60 раз. Следует отметить, что успехи Нормандской десантной операции во многом были обусловлены мощными ударами, которые в период ее проведения осуществляла Красная Армия. Уже 10 июня, на четвертой день после высадки союзников, началось наступление в Карелии, а 23 июня войска приступили к осуществлению операции «Багратион» в Белоруссии. В то время когда союзные войска на Западе завершили создание стратегического плацдарма глубиной 30 — 50 км и 100 км по фронту, уничтожив при этом 116 тыс. вражеских солдат и офицеров, советские войска вышли на Вислу: глубина их прорыва достигла 600 км. За месяц боев противник потерял более полумиллиона солдат и офицеров. Закрывая зияющую брешь в восточном фронте, гитлеровское командование срочно перебросило сюда 46 дивизий и 4 бригады с западного направления, чем облегчило выполнение задач союзникам. Объективную оценку боевых действий этого периода войны дает американский историк С. Патрик: «Фактически Германия проиграла Вторую мировую войну на равнинах СССР, а не в живых изгородях Нормандии» [9].

В целом летне-осенняя кампания союзников по антигитлеровской коалиции 1944 года характеризовалась следующими показателями (табл. 3).

Как показывают данные таблицы, имея в 6 раз большую протяженность фронта, в ходе летне-осенней кампании 1944 года советские войска освободили в 2,2 раза большую территорию, уничтожили в 2,8 раза большее количество войск противника. Все это объективно свидетельствует о том, что СССР в 1944 году играл важнейшую роль в разгроме фашистской Германии.

Однако в 1944 году, несмотря на то, что Германии приходилось вести войну на два фронта, враг был еще весьма силен. В декабре

1944 года командование вермахта, воспользовавшись бездействием англо-американских войск, провело мощный контрудар в Арденнах. Фронт западных союзников был прорван. Командующий 3-й американской армией генерал Д. Паттон отметил в своем дневнике: «Мы еще можем проиграть войну» [12]. Не успело англо-американское командование опомниться, как в начале января 1945 года гитлеровцы перешли в наступление в Эльзасе. Положение союзников на Западном фронте стало критическим. В этой ситуации Черчилль в срочном послании Сталину дал понять, что для стабилизации фронта необходима союзническая помощь. В связи с этим 12 января 1945 года, на восемь дней раньше запланированного срока, советские войска начали мощное наступление на фронте от Балтики до Карпат. К началу февраля на варшавско-берлинс-ком направлении советские войска продвинулись до 500 км и находились в 60 км от Берлина, захватили ряд плацдармов на реке Одер, отрезали восточно-прусскую группировку, вывели из войны последнего союзника Германии в Европе — Венгрию.

Стремительное продвижение советских войск заставило гитлеровское командование оттягивать из Арденн свои войска и спешно перебрасывать их на советско-германский фронт. К 28 января

1945 года немецкие войска отошли на Западном фронте на позиции, которые занимали до наступления, и перешли к обороне.

В 1945 году союзные войска общей численностью 1,3 млн. человек одолели оборону противника в Италии и вытеснили 440-тысячную группировку гитлеровцев из центральной части страны. В это же время, 16 апреля 1945 года, советские войска приступили к осуществлению Берлинской операции, в результате которой столица «третьего рейха» была окружена. 25 апреля в центре Германии, в районе города Торгау соединились советские и американские части. Под ударами советских войск 2 мая пал Берлин, а 8 мая была подписана полная и безоговорочная капитуляция фашистской Германии.

В годы Второй мировой войны и особенно на ее завершающем этапе англо-американская авиация сбросила на Германию более 1,5 млн. тонн бомб. Однако массированные воздушные налеты не оказали заметного влияния на германскую военную промышленность и экономический потенциал страны в целом. Так, в результате бомбардировок производственные мощности угольной промышленности сократились лишь на 2 %, металлургической — на 5 %. По американским данным, на военно-промышленные объекты приходилось всего 18 % сброшенного бомбового груза. Словом, воздушная война и борьба на морских коммуникациях, которую союзникам пришлось вести на протяжении всей Второй мировой войны, не сыграли и не могли сыграть решающей роли в достижении победы. Война с фашистским блоком была по свой сути континентальной, и исход вооруженной борьбы решался прежде всего в схватках сухопутных армий на востоке. Так, протяженность советско-германского фронта составляла в разные годы от 2200 до 6200 км, в то же время фронт, на котором действовали англо-американские войска после высадки в Нормандии, никогда не превышал 800 км, а в Италии — 300 км. На восточном фронте из 1418 суток активные боевые действия велись 1320 дней, что составило 93 % общего времени вооруженной борьбы, на Североафриканском, Итальянском и Западноевропейском театрах военных действий из 2069 дней — 1094, т.е. 53 %. Другим ярким показателем важности советско-германского фронта могут быть военные потери «третьего рейха». Они составили в живой силе более 73 %, в танках и авиации — 75 %, в артиллерии — 74 % всех потерь за годы войны [9, 11].

Эти цифры свидетельствуют: советско-германский фронт был действительно решающим фронтом Второй мировой войны по количеству вовлеченных сил, ожесточенности борьбы, ее пространственному размаху, активности боевых действий.

В целом антигитлеровская коалиция, сложившаяся к началу 1942 года, сыграла решающую роль в разгроме фашистской Германии. Ее создание разрушило планы Гитлера на изоляцию своих противников, разгром их по очереди и ведение войны на одном фронте. Перед лицом общего врага были забыты идеологические и политические разногласия, все усилия направлялись на разгром «коричневой чумы». Основная тяжесть борьбы с фашизмом в рамках коалиции легла на плечи СССР, США, Великобритании, но вклад их был далеко не одинаковым. Советский Союз более двух лет вел основные сухопутные сражения с фашистскими войсками, более 70 % потерь понесла Германия и ее союзники на восточном фронте. Все это не может быть забыто в угоду современным любителям переписать историю. Каждая из стран, принимавшая участие в войне, заплатила собственную цену за ПОБЕДУ. Так, Великобритания потеряла 375 000, Франция — 600 000, США — 300 000 своих сограждан. Советский Союз положил на алтарь победы более 20 миллионов своих сыновей и дочерей [3, 4]. Из трех основных участников антигитлеровской коалиции только на территории СССР непосредственно бушевала война, и только для нашей страны она стала поистине всенародной и Отечественной.

Уроки Второй мировой войны, опыт создания и функционирования антигитлеровской коалиции убедительно доказывают, что:

возможно объединение стран с совершенно разной идеологией и государственным строем для решения общих задач перед лицом глобальной военной угрозы;

целесообразно заблаговременное формирование политических и военных союзов, при этом упор должен делаться на создание международных организаций с целями недопущения перерастания противоречий в войны, на проведение многовекторной внешней политики;

рациональное идеологическое и информационное воздействие на потенциальных союзников и противников с целью популяризации облика государства на международной арене может снизить вероятность войны;

объективное освещение событий Второй мировой войны, вклада участников борьбы с фашизмом в общую победу не позволит фальсификаторам истории уничтожить память об истинных победителях, исказить историческую правду.

1. Военный энциклопедический словарь. — М.: Рипол Классик, 2002. — 1149 с.

2. Лютов К.С, Носков A.M. Коалиционное взаимодействие союзников: по опыту Первой и Второй мировых войн. — Наука, 1988. — 248 с.

3. О прошлом во имя будущего. Вторая мировая война: причины, итоги, уроки. — М.: АПН, 1985. — 167 с.

4. История Второй мировой войны. 1939 — 1945. В 12-ти т. — М.: Воениздат, 1974 — 1982.

5. Фуллер Д. Вторая мировая война. 1939 — 1945 гг. /Пер. с англ. — М.: Воениздат, 1956. — С. 342.

6. Вторая мировая война. Краткая история. — М.: Воениздат, 1984.

7. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1946. -т.1. — С. 105.

8. Советский Союз на международных конференциях периода Второй мировой войны. В 6-ти т. — М.: Воениздат, 1978 — 1984.

9. Правда и ложь о Второй мировой войне / Е.Н. Кульков, О.А. Ржешевский, И.А. Челышев; Под ред. О.А. Ржешевского. — 2-е изд. доп. — М.: Воениздат, 1988. — 296 с.

10. Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. — М.: Воениздат, т. 1. — С. 305.

11. Герман К.К. Правда истории против лжи о войне: Критика буржуазной фальсификации истории Второй мировой войны и Великой Отечественной войны Советского Союза: науч.-попул. очерк . — М.: Изд-во «Университетское», 1986. — 235 с.

12. George S. Patton Jr. War as I Knew It. — Houghton Mifflin Company. — Boston, 1947. — p. 213.

13. Weekly Compilation of Presidential Documents.Monday, June 11, 1984.Vol. 20, No 23.P. 840.

14. Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. — М.: Воениздат, 1952. — С. 16.

Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

Источник статьи: http://militaryarticle.ru/nauka-i-voennaya-bezopasnost/2007/11981-antigitlerovskaja-koalicija-istorija-sozdanija-i


Adblock
detector