Януш корчак вклад в педагогику кратко



Гуманистическая педагогика Януша Корчака

Януш Корчак (Генрик Гольдшмит,1878-1942) – представитель гуманистической педагогики, талантливый врач, известный детский писатель, видный польский педагог, мужественный человек. Главным делом жизни Я.Корчака стал Дом сирот для еврейских детей, которым он руководил на протяжении 30 лет – до конца своей жизни. 5 августа 1942 г. двести детей с девятью воспитателями шли строем через Варшаву. Я.Корчак, отказавшись от предложения гитлеровцев сохранить ему жизнь, шел во главе колоны, держа за руки двух самых маленьких детей. Колону вели в газовые камеры лагеря смерти Треблинки. Над колонной реяло зеленое приютское знамя надежды с четырехлистным золотым клевером… . На месте их смерти стоит камень с надписью «Януш Корчак и дети». Когда в период немецкой оккупации Польши фашисты осудили детей Дома сирот на страшную смерть в крематории концлагеря Треблинка, Я.Корчак со своей неизмеримой любовью и сочувствием к своим воспитанникам, по своей воле (как известно педагогу фашисты предлагали сохранить жизнь) пошел в крематорий вместе с детьми, чтобы поддержать их в последнюю страшную минуту их жизни. Вся педагогическая деятельность Я. Корчака, все его педагогические принципы – это проявление величайшей преданности детям, величайшего понимания мира детства.

«Услышать! Понять! Установить диалог», — кредо жизненной философии и основной тезис педагогики Я.Корчака.

Рассматривая педагогическое наследие Я.Корчака, следует подчеркнуть, что педагогику он считал наукой не о ребенке, а о человеке, тем самым выделял ее общечеловеческую и гуманистическую направленность. Вопреки представлению, что ребенок – лишь будущий человек, а детство – подготовительный этап взрослой жизни, он утверждал идею полноценности ребенка как человека, самоценности детства как подлинного, а не предварительного этапа взрослой жизни. Признание равноценности ребенка и взрослого означает признание права ребенка быть тем, кем он есть, — право на индивидуальность, право на уважение человеческого достоинства. Я.Корчак предостерегал от «однополярного» воспитания, напоминая, что следует посвятить ребенка не только в добрые идеалы, но и привить сопротивляемость злу и конформизму.

В Доме сирот Я.Корчак стремился создать идеальное содружество, где действовали принципы демократии и законности, обязанностей и свободы, взаимопонимания и взаимоуважения. Система самоуправление в Доме сирот реализовалось через совет управления, товарищеский суд, детский парламент.

Целевая установка в его воспитательной системе состояла в воспитании активности и самостоятельности личности с развитыми гуманистическими качествами.

Духом гуманизма, любовью к детям пронизана книга Я.Корчака «Правила жизни», в ней раскрыты основные нравственные нормы общества. Автор учит детей доброте и чуткости, трудолюбию уважению к людям труда. Его фундаментальный труд «Как любить ребенка» представляет собой синтез размышлений о детях и их воспитании. Центральная идея книги – обоснование педагогической истины о том, что главное для воспитания – любить ребенка, знать его душу, понимать его мир, видеть в нем равного себе. Уметь представить себя ребенком. Доброта учителя – основная черта его личности и ведущее профессиональное качество.

Формирование добрых человеческих отношений Я.Корчак не представлял без доверия к воспитанникам. «Доверчивость, вера в людей, — писал он, — не толи это добро, которое можно сохранить и развить в противовес злу, которое порой нельзя устранить, а можно лишь, да и то с трудом, приостановить в развитии?»1. Чтобы проявлять добрые человеческие отношения к детям, воспитатель, по Я.Корчаку, должен познать себя, отдавать себе отчет в том, на что способен сам.

« Ты сам тот ребенок, которого должен раньше, чем других, узнать воспитать, научить»2 – говорил он, обращаясь к учителю. Дальше педагог отмечал, что для этого воспитателю важно вместе с ребенком по-детски радоваться и грустить, любить и сердиться, обижаться и стыдиться, опасаться и доверять.

В трудах «Воспитательные моменты», «Право ребенка на уважение», «Правила жизни», «Шутливая педагогика», в художественные произведениях для детей и о детях «Когда я снова стану маленьким», «Король Матиуш на безлюдном острове», «Упрямый мальчик», «Кайтусь-волшебник» » и др. Я.Корчак призывал и учил проявлять к детям глубочайшее уважение, заботиться о растущей личности, уважать радости и горе, слезы и неудачи ребенка, уважать его тайны и надежды. Я.Корчак показал, что без светлого, радостного детства, прожитого во всей полноте, вся последующая жизнь человека может быть искалечена. Крайне недопустимо унижение, оскорбление достоинства личности ребенка. Человек, униженный в детстве, когда он был совсем беспомощным, может сам превратиться в насильника, самодура, тирана.

Современники Я.Корчака отмечали, что он превратил наблюдения за ребенком в науку. Наблюдения замечательного педагога, систематическое углубление знаний о детях служили не только разработке теоретических положений, но и решению конкретных воспитательных задач. Я.Корчака справедливо называют величайшим гуманистом своего времени. Отличительной чертой и самой сильной стороной его гуманизма была действенность. Его гуманизм это защита детей от законов того времени, которые не позволяли ребенку раскрыть то, что дано ему природой. Основной смысл педагогической концепции Я.Корчака – ребенок и его благо.

1.Корчак Я. Как любить ребенка. Кн. о воспитании. М., 1990. С. 270

Дата добавления: 2014-01-06 ; Просмотров: 11748 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник статьи: http://studopedia.su/7_3231_gumanisticheskaya-pedagogika-yanusha-korchaka.html

Главный вклад Януша Корчака в современную педагогическую науку

Великий польский педагог Януш Корчак известен всему миру своим героическим поступком, когда он вошёл в газовую камеру нацистского лагеря смерти Треблинка, не бросив своих учеников, воспитанников созданного им «Дома сирот» в Варшаве. Этот геройский поступок стал венцом всей его жизни, в нём, как в капле воды, в бриллиантовой капле бессмертия отразилась его жизнь, отданная детям, в нём воплотились его педагогические идеи. Эти идеи он отстаивал всю жизнь – и отстоял своей смертью.

Главный постулат педагогических систем Януша Корчака — абсолютная ценность детства. «Те, у кого не было безмятежного, настоящего детства страдают всю жизнь». Ребёнок настоящий человек, хотя и в другом измерении. Ребёнок, по Корчаку, — это сто масок, в сфере инстинктов — это смутные эротические предчувствия, в сфере чувств — он превосходит взрослого, у него нет тормозов. В сфере интеллекта, по меньшей мере, ребёнок не уступает взрослому, но ему не хватает опыта. «Вот почему взрослый часто бывает ребёнком, а ребёнок — вполне зрелым человеком. Остальные различия объясняются тем, что он не зарабатывает и, будучи на иждивении, вынужден подчиняться».

Корчак отмечал, что причиной унижения ребёнка является лживая, проникнутая лицемерием система воспитания, которую взрослые не реформируют из простого чувства лени. Он подчёркивал, что надо научить ребёнка и отличать ложь, и ценить правду;

не только любить, но и ненавидеть;

не только уважать, но и презирать;

не только соглашаться, но и возмущаться;

не только подчиняться, но и бунтовать.

Я думаю, что главный вклад Януша Корчака в современную педагогическую науку состоит в отстаивании и непреклонном следовании принципа гуманизма, одухотворяющего всю его педагогику, все его педагогические идеи. Деятельная любовь к детям, доказанная всей жизнью – вот что завещал нам Корчак. Ещё одна важная составляющая педагогики Корчака, актуальная именно для современной школы, нацеленной на развитие самостоятельности школьников, детей – это упор на принципы самоконтроля, самосознания, воспитание навыков самоуправления в детских коллективах.

Источник статьи: http://multiurok.ru/blog/glavnyi-vklad-ianusha-korchaka-v-sovriemiennuiu-piedaghoghichieskuiu-nauku.html

Педагогическая деятельность педагога-гуманиста Януша Корчака

В начале августа 1942 года варшавяне стали свидетелями необычной процессии – по улицам города прошла ровная колонна двухсот воспитанников Дома сирот. Рядом с развивающимся зеленым флагом во главе колонны шел директор этого дома – известный писатель и врач Януш Корчак. Замыкали шествие другие сотрудники детского дома. Фашистские палачи обрекли несчастных детей на гибель в печах лагеря уничтожения Треблинка. Воспитатели не оставили их перед лицом смерти и разделили страшную участь своих детей…

Героическая смерть Януша Корчака вместе с двумястами воспитанниками и всеми сотрудниками детского дома стала символом безграничной самоотверженности и преданности делу воспитания детей, символом наивысшей человечности, способной выстоять в борьбе с античеловечной, террористической политической системой.

Педагогическим подвигом Януша Корчака часто называют именно этот последний акт его жизни. Однако мужественное поведение Корчака в трагический час было достойным итогом дела всей его жизни – дела, центром которого был Ребенок. Ребенок, которому нужна помощь. Он был педагогом, который ежечасно содействовал тому, чтобы растопить ужас одиночества, тяготы нищеты и лишения детей варшавского дна. Он создал в своих детских домах особый мир, где ребенку было тепло и уютно, где он познавал справедливый и честный мир.

Педагогическое наследие Януша Корчака – поистине живой источник творческого вдохновения для педагогов всего мира. В.А.Сухомлинский, который назвал его человеком необыкновенной нравственной красоты, писал: «Жизнь Януша Корчака, его подвиг изумительной нравственной силы явились для меня вдохновением. Я понял, чтобы стать настоящим воспитателем, надо отдать детям свое сердце».

Януш Корчак (настоящее имя Генрик Гольдшмит) родился 22 июля 1878 г. Это был замечательный польский педагог, врач, писатель и общественный деятель. Дело и мысль, имя которым Януш Корчак, его литературные и педагогические труды представляют ценнейший вклад в мировую педагогическую науку. В них сконцентрированы знания и опыт, результаты наблюдений и выводы Корчака-врача и Корчака-педагога. Знакомство с его наследием позволяет каждому, кто связан с делом воспитания, глубже понять основы современной педагогики и психологии.

Духовное формирование Януша Корчака неотделимо от эпохи, в которой ему пришлось жить. Его детство, отрочество и молодость, начало профессиональной и общественной деятельности, формирование интересов, определение цели и смысла жизни, а также обретение славы знаменитого врача, многообещающего писателя и позднее – известного педагога пришлись на годы развития в Польше общественно-политического движения, связанного с борьбой за обретение ею собственной государственности. Вся его жизнь и деятельность явились верным отражением устремлений и чаяний прогрессивной польской интеллигенции. Этому способствовала в какой-то степени и обстановка в семье (отец его был известным варшавским адвокатом), которая принадлежала к той части просвещенной еврейской интеллигенции, которая культивировала польские патриотические традиции.

Медицинское образование, которое он получил в Варшавском университете в годы распространения идей позитивизма, также сыграло немаловажную роль в социальной ориентации молодого человека. Тем более, что будучи студентом, Генрик сближается с известными представителями польской научной и общественно-политической мысли, являясь слушателем Летучего университета [1] , лекции в котором читали крупнейшие польские ученые Я.Вл.Давид [2] , Л.Кшивицкий [3] , В.Налковский [4] , А.Марбург [5] , И.Радлинский [6] , С.Семполовская [7] и др. Особенно близкая дружба связывала молодого Корчака с поэтом, прозаиком и этнографом Л.Лициньским. Их объединяли общее отрицание материального и духовного насилия над человеком, критическое отношение к проявлениям мещанства, лицемерия и фальши. Эти связи определили его пути в жизни, помогли увидеть социальное неравенство и встать на сторону слабых и угнетенных.

С самого начала своей сознательной жизни Корчак страстно выступал против любого проявления гнета и насилия над человеком. Именно поэтому его внутренней потребностью было стремление прийти на помощь людям, прежде всего тем, кто оказался в безвыходном положении. Корчак пишет, что перед юношей, который решает проблему выбора призвания, жизненного идеала, открываются два пути: заманчивый путь героических поступков, подвига, либо тяжкий путь кропотливого каждодневного труда, чтобы и в существующих условиях, несмотря ни на что, работать, творить и не отступать (36). Сам Корчак выбирает второй путь. Уже студентом он работает врачом в детской больнице им.Берсонов и Бауманов на улице Слиской [8] . Он вспоминает в «Дневнике», что бесплатно лечил социалистов, учителей, журналистов, молодых адвокатов, даже врачей, всех сторонников прогресса (37, т.15, с.338).

Частые контакты с детьми из разных слоев общества, непосредственное знакомство с жизнью рабочих районов Варшавы – Воли, Повисля, Стародувки – способствовали тому, что постепенно он познавал всю глубину социальной несправедливости. И в этих социальных условиях он прежде всего увидел страшное положение ребенка. Больной ребенок, ребенок, лишенный опеки, ребенок, лишенный школы, — вот что стало в центре врачебной, литературно-публицистической и педагогический деятельности.

На протяжении многих лет Корчак сотрудничал с прогрессивными польскими журналами и газетами. В своих публикациях он чаще всего обращается к анализу социальных проблем детства, выступая страстным поборником прав ребенка.

Социальным проблемам детства, условиям жизни детей в Польше того времени посвящены и первые повести Корчака. В 1901 г. выходит из печати его книга «Дети улицы», в которой автор описывает жизнь бездомных детей. В 1904 г. в журнале «Глос» начинает печататься первый большой роман Корчака «Дитя гостиной» (в 1906 г. он выходит отдельным изданием). Книга отражает социальные позиции Корчака и его взгляды на воспитание. В ней разоблачается лицемерие и фальшь мещанского быта, нравов, обычаев, образа мышления, стиля жизни, которые явились причиной бегства из нее молодого человека, взбунтовавшегося против общественного неравноправия и ушедшего в среду пострадавших от жизни, опустившихся на социальное дно жителей улицы.

Центральное место в романе занимает критика буржуазного «салонного» воспитания. Она была основана, в какой-то степени, на воспоминаниях Корчака о собственном безрадостном, скованном условностями детстве, в котором так не хватало ему ярких впечатлений настоящей жизни. Рисуя результаты такого воспитания, уродующего ростки прекрасного в душе ребенка, Корчак пишет: «Прекрасный телом, но горбатый душою юноша. Растение, взращенное в темнице, в искусственно приспособленной атмосфере света, тепла и влаги, постриженное, хилое, было бы твоим образом и подобием» (2, № 2, с.118).

Детство таких детей имеет отчаянно убогое содержание, попытки каким-то образом скрасить его не приводят к успеху: их жизнь находится под бдительной охраной любящих родителей и родственников, ограждающих его от малейших трудностей, готовящих его к жизни, подобной своей, делающих все, чтобы он потерял свою душу, потерял самого себя, свою индивидуальность. С горькой иронией описывает Корчак методы «салонной» педагогики: «На, сынок, пирожное! Вот, детка, чистый платок носовой! Не бегай так, ангелочек! На, сыночек, образование! Вот тебе диплом, сокровище. Сынок любимый, готовы для тебя и протекция, и место, и положение в свете. Видишь, какие мы добрые: все дали тебе, обо всем помним. А теперь, сынок, вот и женка для тебя приготовлена… бери жену под мышку и отправляйся в спальню, марш детей делать» (2, № 2, с.127). И сыночек впоследствии предъявляет достойный счет своим родителям, обвиняя их в лицемерии: «Что вы мне дали, спрашивается? Разве научили меня любить какую-нибудь истину, которой не коснулась бы ваша насмешка? Как мог я поверить в справедливость бога, если все ваше общество, вся жизнь ваша были вопиющей несправедливостью?» (2, № 6, с.40).

Жизнь салонов всасывалась в кровь и плоть таких детей, и вырастали они «без сильной действенной мысли, без звезды путеводной, без идеала». Все, чего касались они зараженной душой своей, обращается во зло для них и для людей. «Скучное, эгоистичное, почти животное существование«, — такой вывод делает Корчак, анализируя «салонное» воспитание (2, № 2, с.117).

Наряду с критикой устоев буржуазного общества, Корчак выступает в своем романе с резким обличием разврата, тьмы и нищеты, царящими на «дне» Польши, от которых страдают в первую очередь дети.

На основании собственных наблюдений за жизнью рабочих и их семей в беднейших районах Варшавы, автор представляет нам глазами своего героя мрачную картину их существования. Жилища рабочих он сравнивает с темными гнилыми карцерами тюрем, приводящими в ужас даже преступников. «Здесь неприкрытыми, нагими выступают наружу холод и жестокость людского существования, — пишет Корчак. – Здесь полновластно царствует серость жизни» (2, № 4, с.89).

Автора более всего волнует положение детей, обреченных жить в этих смрадных жилищах рабов труда, лишенных радости детства, не имеющих возможности получить элементарной медицинской помощи. «Теперь я понимаю, — пишет писатель-гуманист, — почему у здешних детей землистый цвет лица, синеватые круги под глазами, искривленные ноги; почему из десяти едва четверо остаются в живых. Не понимаю одного только, как вырастают эти четыре, откуда берут они силы для тяжелого повседневного труда» (2, № 4, с.90).

«Здесь нет малюсеньких детей» (2, № 6, с.49) – в этих словах Корчака и боль за безрадостное детство «пролетариев с маленькими ножками», и в то же время глубокая симпатия к ним и вера в их силы.

Книга стала литературным событием в интеллигентской среде и вызвала широкие отклики в прессе. Критик Я.А.Хертц писал: «Если считать, что книга может оказывать влияние, то «Дитя гостиной» Корчака несомненно вызвала бы перемены в нашей жизни» (49, с.240).

Особое место среди ранних работ Корчака принадлежит статьям, раскрывающим педагогическую проблематику. Волновали его, прежде всего, проблемы социального положения ребенка в обществе, вопросы семейного воспитания, проблемы народного образования. Педагогические проблемы, которые стоят перед обществом, Корчак сравнивает с «гордиевым узлом», разорвать который можно только усилиями всего общества. Одна из его статей, опубликованная в 1896 г. в журнале «Кольце», так и называется – «Гордиев узел». В ней автор обращает внимание широкой общественности на необходимость серьезного отношения к вопросу воспитания детей в семье.

В 1901 г. в том же журнале появляется фельетон, в котором Корчак признается: «Я человек, которого несказанно волнуют проблемы воспитания» (37, т.IV, с.204). В этом фельетоне описывается беседа с редактором, которому Корчак предлагает выделить место в журнале для воспитательной проблематики. Он объясняет эту необходимость педагогической неграмотностью общества и отсутствием всякого интереса к проблемам воспитания. Именно поэтому, по мнению Корчака, все органы печати, включая и сатирические издания, должны способствовать излечению общества от этой опасной «болезни».

Уже в первых публикациях Корчака можно обнаружить основы его педагогической концепции, поиски такого пути в воспитании, который должен заменить изжившие себя в практике воспитания деспотизм и авторитаризм. «Ребенок – это человек, существо, с которым необходимо считаться, не вести на поводке, а руководить умело, обдуманно, усилием мысли, чувства и воли», — пишет он в одной из статей цикла «Дети и воспитание» (37, т.2, с.11). Единственно правильным, разумным путем в достижении взаимопонимания воспитателей и детей является любовь, уважение и доверие к ребенку – эта мысль станет впоследствии ведущим принципом его педагогической теории.

В публикациях этого периода Корчак не обходит и проблемы школьного просвещения. В них он критикует оторванность школы от школьного просвещения, преувеличение роли обучения в процессе развития ребенка, характеризует печальные результаты такой политики. «Задачей школы, пишет молодой публицист, — стало обучение латыни и греческому. И бездарное, не основанное на знании детской природы, обучение привело к тому, что молодежь, оторванная от природы и жизни, проводила лучшие свои годы над грамматикой и словарем» (37, т.3, с.11). Он подчеркивает, что настало время, когда обществу необходимо обратить особое внимание на духовное, нравственное формирование молодежи, на вопросы подготовки ее к жизни и общественной деятельности (37, т.3, с.15).

«Изменить мир – это значит изменить воспитание» (37, т.2, с.114), – пишет Корчак в своем произведении «Исповедь мотылька». В этом убеждении Генрика Гольдшмита, которое носит утопический характер и было болезнью многих писателей-демократов и педагогов того времени, можно увидеть мотивы его будущей упорной и самоотверженной деятельности, направленной на ограничение социального зла путем создания для детей, лишенных радости детства, нормальных условий для жизни и развития.

Первый большой педагогический труд Корчака под названием «Школа жизни» (37, т.3, с.59-284), в отличие от остальных его книг, изданных впоследствии отдельно, не был издан отдельной книгой. Это повесть – утопия о якобы существующей реформированной «школе жизни», отличающейся от старой школы с ее схоластикой, бессмысленной зубрежной и безнадежной оторванностью от жизни тем, что «служит целям своего человечества, а не малочисленному правящему классу» (37, т.3, с.414), где воспитатели не учат мертвым буквам из мертвых книжек, а учат тому, «как живут люди, как иначе жить можно, что надо уметь делать для того, чтобы быть подлинно свободной личностью» (37, т.3, с.65).

В «Школе жизни» Корчак представил описание своей будущей педагогической концепции и принципы системы воспитания. «Школа жизни» была для него чем-то вроде программы жизни, которую он старается реализовать. Исходя из убеждения, что существующие общественные отношения не идеальны и что их необходимо изменить, Корчак считает, что изменение мира, известных истин и норм, обязывающих в обществе, можно достигнуть только через воспитание нового поколения граждан и осуществлять это воспитание надо иначе, с мыслью об иной, реформированной действительности.

В книге нашли яркое отражение взгляды Януша Корчака о том, что школа должна вводить учащихся в круг живых знаний, необходимых в практической деятельности и одновременно приобщать детей к общественной жизни. В ней он выдвигает идею об обучении и воспитании молодого поколения в процессе трудовой деятельности.

Здания «школы жизни» находятся в прекрасном саду, а весь архитектурный комплекс занимает большое пространство и включает такие объекты, как прачечная, мастерские, столовая, кухня, интернат, гостиница, здание науки и искусства, больница, сельскохозяйственные фермы, ломбард, ссудная касса и бюро юридической консультации. В Народном доме, который находится на территории «школы жизни», можно найти такие помещения, как концертный, читальный, лекционный залы, художественная галерея.

Главная обязанность ребенка в «школе жизни» – труд, а вид и характер его зависит от индивидуальных интересов и способностей. Новый ученик поначалу выполняет простейшую работу, учится ответственности за выполненное дело, которое справедливо оценивается. Каждый воспитанник по очереди проходит через все объекты «школы жизни», познает разный труд и в конце концов выбирает тот, который ему больше всего нравится. Ученики часто делятся своими замечаниями и наблюдениями по поводу сделанной работы, но никогда никто не смеется, если у кого-то что-то не получается. Наоборот, ему все доброжелательно помогают. На общих собраниях обсуждается эффективность всей работы, анализируются общие ошибки, выдвигаются предположения о том, как их избежать, в случае успеха одного все радуются этому без всякой зависти. Именно таким образом воспитанники учатся нормам общежития, учатся вместе преодолевать трудности и находить выход из любой ситуации. Подобная оценка работы мобилизует на еще большие усилия, и даже привлекательная на вид работа выполняется с удовольствием.

Среди прочих занятий есть место и для науки, но никто не принуждает ею заниматься. Ученики читают, пишут научные работы, познавая многое непосредственно из жизни. Участие всех в занятиях по определенной дисциплине не является обязанностью. Каждый может изучать предмет, который его действительно интересует. Никто не обязан запоминать наизусть те или иные факты и формулы, а целью обучения является развитие у учеников умения находить информацию, когда это необходимо. Научные знания преподносятся им в лекционных залах известными учеными. Те из них, которых увлекли проблемы данной науки, поступали в ученики этого профессора для дальнейшего углубления своих знаний. «Наш ученик, — пишет Корчак, — переходя из области разрозненных, не связанных фактов, от тысячи наблюдаемых особенностей к теории, к их классификации переживает все наслаждение от работы мысли, которые переживали величайшие ученые Дарвин и Маркс, Коперник и Вирхов, Кант и Пастер» (37, т.3, с.176).

Учащиеся «школы жизни» проводят также большую работу с местными жителями, устраивая театральные представления для детей, организуя опеку над больными, выдавая книги из библиотеки. Ежедневно они ведут учет всей своей деятельности в специальных тетрадях – дневниках, следя за тем, чтобы каждый час был заполнен полезным делом. Занимаясь общественной деятельностью, они одновременно познают законы другого мира и учатся противостоять их миру своего общества, законы которого основаны на взаимном уважении человеческой индивидуальности и где каждый может найти свое место в жизни.

Те из воспитанников, особенно новички, которые в нравственном и физическом отношении не готовы для работы и деятельности в «школе жизни», проходят лечение в специальной колонии, которая находится вдали от города и повторяет структуру самой школы. Пройдя курс лечения трудом, они возвращаются в «школу жизни» и продолжают самостоятельную трудовую деятельность. Интересно, что в «школе жизни» существовала система опекунства, которую Корчак позднее осуществил в своих детских домах – по прибытии в колонию к новичку прикреплялся опекун, обязанностью которого являлось ознакомление новичка с обычаями, режимом и принципами общежития в коллективе.

В сущности, такой школы не было в Польше, в этом смысле – это фантастическая повесть. Но сама концепция, программа обучения и воспитания, формы реализации педагогических принципов, их материальная база – это не только фантазия. Поскольку «школа жизни» появилась на основе знаний Корчака о ребенке, его потребностях и психофизических возможностях, опирающихся на его личный педагогический опыт и положения «нового воспитания», исследование это имеет и реальную ценность. Тем более, что сам Януш Корчак неоднократно осуществлял некоторые формы работы «школы жизни» в своих учреждениях, особенно в Доме сирот, из которого создал «дом труда и школу жизни».

В «Школе жизни» Корчак предлагает свое, воспитательное решение социальной проблемы. Воспитанник, который подготовлен к жизни в «школе жизни», старается проводить идеи этой школы в другом обществе, популяризовать их, что, как считает Корчак, в конечном счете приведет к изменению общественных отношений. По мнению Корчака, уничтожение социальных противоречий капитализма нужно начать именно с создания подобных школ. «При существовании школ такого типа, — пишет он, — капитализм не переживет и одного поколения» (37, т.3, с.67).

Свой первый педагогический опыт Корчак приобретает очень рано, еще в гимназические годы. С четырнадцати лет занимался он тяжелым репетиторским трудом (у него в это время умер отец и семья осталась без средств к существованию). Частные уроки — нелегкий кусок хлеба, но это дало Корчаку возможность близко познакомиться с детьми из различных слоев общества. Несмотря на недостаток опыта, Генрик старается найти путь к сердцам своих подопечных и его попытки оказываются небезуспешными. «Я их развивал, они меня любили, — пишет он в «Исповеди мотылька», — а в результате – табель без двоек» (35, т.2, с.121).

Существовавшие формы репетиторской работы не нравились Генрику, и он пробовал их постепенно изменять. Через несколько лет в своих очерках о воспитании «Дети и воспитание» он определяет функции репетитора: помощь в подготовке ученика для самостоятельного выполнения задания; не делать уроки вместе с ним, так как это разленивает, а выяснить вопросы, которые он плохо понимает, исправлять ошибки; время занятий с репетитором определить, исходя из способностей ученика – ученику средних способностей уделить три часа, остальное время заниматься гимнастикой (37, т.3, с.21).

В этом же возрасте мальчик-гимназист решает написать большой педагогический труд под названием «Ребенок», в котором на основе фактического материала из своей жизни и жизни своих товарищей хочет показать основные условия правильного воспитания, а также процесс формирования мировоззрения ребенка (35, т.2, с.78-79).

Позднее, будучи студентом, наряду с врачебной и писательской деятельностью Януш Корчак проводит немало времени с детьми и подростками бедных районов Варшавы. Здесь он бесплатно обучает детей, стараясь внести хоть немного света в тяжелую действительность их существования. «Облепляют меня малыши со всего дома, — вспоминает он в своей повести «Дитя гостиной». – И не даром: я рассказываю им сказки, раздаю карамель, вырезаю из бумаги настоящие чудеса. Хозяйка не особенно довольна многолюдными собраниями, но мне жаль детишек: в их детстве более чем мало поэзии, а жизнь их тверда и холодна, как ледяная глыба (2, № 5а, с.107).

Ранняя общественно-политическая деятельность Корчака также указывала на возможность полного посвящения себя ребенку. Немало времени посвящает он общественной работе в бесплатных читальных залах Варшавского благотворительного общества, задачей которых было повышение культурного и образовательного уровня рабочих. Корчак занимается здесь исключительно детьми: вводит их в мир книги, рассказывает, спорит, наблюдает. «Многолетняя работа в читальных залах дала богатый материал для наблюдения», — отмечает он позднее (37, т.IV, с.204).

Дальнейшее углубление педагогических интересов Корчака связано с начавшимся в 1900 году сотрудничеством с Обществом летних колоний. Целью колоний была забота об улучшении здоровья ослабленных детей из неимущих слоев Варшавы, обеспечение их возможностью побыть на свежем воздухе в летний период. Это сотрудничество практического знакомства с обездоленными детьми. Именно с этой целью он выезжает в 1902 году с группой подростков в летнюю колонию в Михалувке. Здесь во время своего отпуска он работает надзирателем (воспитателем).

В записках надзирателя, которые он публикует в 1904 году под названием «Михалувка» (27), Корчак неоднократно обостряет внимание на социальных проблемах детства. Факты, над которыми задумывается молодой воспитатель, действительно поражают. Больше половины детей, которые приезжали в колонию, не играли в лапту, ни один из них не видел захода солнца. Почти все дети спят в своих постелях, сжавшись в комочек: никто из них дома не имеет своей кровати, зачастую спят трое-четверо братьев и сестер в одной постели. Корчак становится свидетелем того, какие чудеса может творить солнце, свежий воздух и нормальное питание, как постепенно выпрямляются съежившиеся души обездоленных детишек. Поэтому в 1907 и 1908 годах он работает воспитателем в летних колониях в Михалувке и Вильгельмувке.

«Я многим обязан летним колониям. Здесь я впервые столкнулся с детским коллективом и на практике изучил азбуку самостоятельной педагогической работы», — так Корчак сам оценивал значение своей практики в летних колониях для формирования его как педагога (4, с.184).

Встречи с большим количеством детей становятся для него богатым источником для наблюдений и ярких впечатлений, которые он описывает в книгах «Моськи, Иоськи и Сруле» (1910) и «Юзьки, Яськи и Франки» (1911). Нашим читателям первая из этих книг известна под названием «Лето в Михалувке» (6).

Таким образом, к 1909 году почва для принятия Корчаком важного поворотного решения, к которому он стремился уже многие годы, подготовлена. Нужен был только толчок. И этим толчком вновь стала встреча с обездоленными детьми-сиротами.

В 1909 году Януша Корчака как врача детской больницы жена известного врача и деятеля благотворительного общества «Помощь сиротам» И.Элиасберга приглашает на вечер, посвященной памяти М.Конопницкой, в детский приют для еврейских сирот на Францишканьской, 2 (43). Это было время реорганизации этого крайне запущенного и не имевшего средств на улучшение своего ужасного положения детского приюта. Помощь детским приютам в тогдашней Польше оказывалась пожертвованиями со стороны различных религиозных и светских организаций, а также отдельных богатых людей. Она зачастую не была действенной, поскольку не могла систематически обеспечивать средствами на содержание детей и обрекла их на нищенское существование. Общество «Помощь сиротам» начинает энергичную деятельность для улучшения условий жизни детей в приюте, в частности, организует сбор пожертвований на новое здание на сто детей, лучше приспособленное для опекунско-воспитательной работы. На один из вечеров в пользу этого фонда и попадает молодой врач Корчак. Когда ему предложили включиться в эту филантропическую акцию, он без колебания принимает это предложение и с 1909 года начинает работать членом правления общества «Помощь сиротам».

Новое здание приюта было решено построить на закрепленном обществом участке по улице Крохмальная, 92. Являясь членом комиссии по строительству приюта, Корчак принимает деятельное участие в проектировании дома, убежденный в том, что «техника организации жизни интерната в ее мельчайших и вместе с тем решающих деталях зависит от здания, в котором интернат размещен, и территории, где это здание построено» (4, с.214).

Позднее он с удовольствием вспоминает об этих днях, до отказа заполненных ежедневной напряженной работой: больница, научный и писательский труд, строительство нового приюта. «Год строительства Дома сирот, — пишет он в книге «Как любить ребенка», — был знаменательным годом. Никогда я не понимал так хорошо красоты труда и реального действия» (4, с.217).

Инициатива прогрессивных кругов ассимилированной интеллигенции и еврейского купечества способствовали тому, что уже 7 октября 1912 года состоялось открытие Дома сирот на Крохмальной, 92. Туда были переведены дети из приюта на Францишкальной улице. Вместе с ними порог нового детского дома переступают молодая воспитательница С.Вильчинская [9] и доктор Корчак, который с этого дня становится директором Дома сирот.

В Доме сирот на Крохмальной Корчак работает с 1912 до 1940 г. с четырехлетним перерывом в годы первой мировой войны (1914 – 1918 гг.), а в общей сложности двадцать пять лет. Используя свой прежний педагогический, врачебный и общественный опыт, а также свои размышления, нашедшие отражение в «Школе жизни». Корчак постепенно формирует в Доме сирот детское общество, организованное на основе справедливости, братства, равных прав и обязанностей; создает свою воспитательную систему, в которой каждый ребенок становится работником и хозяином дома.

Первая мировая война оторвала Корчака от Дома сирот и от общественно-педагогической деятельности, но не оторвала от детей. Как фронтовой врач русской армии он работал в дивизионном госпитале в должности младшего ординатора. В часы временного затишья он создает одну из своих главных книг, в которой нашло отражение его педагогическое кредо – книгу «Как любить ребенка». Кроме того, в продолжении воспитательной деятельности, независимо от обстоятельств, видит он свой долг врача и педагога. Именно поэтому уже первый свой трехдневный отпуск в 1915 году он проводит в Киеве на улице Богутовской в воспитательном доме для польских мальчиков, заброшенных туда водоворотом военных событий. Корчак быстро подружился с детьми, помог им советами в организации самоуправления, вместе с ними издал первую газету, написав для нее вступительную статью (58). Здесь состоялось его первое знакомство с заведующей этого дома Марией Роговской-Фальской [10] . Завязавшаяся тогда дружба Фальской и Корчака, основанная на их общем стремлении найти лучшие методы воспитания, продолжалась и после войны.

Когда в 1919 г. в Прушкове под Варшавой открывается сиротский приют под названием Наш дом для 50 детей польских рабочих, сирот из пригородов Варшавы, детей заключенных и подвергавшихся преследованиям общественных деятелей, Корчак предлагает свою помощь и вместе с Фальской принимает руководство Нашим домом. Наш дом реализует с небольшими изменениями корчаковскую систему воспитания. Корчак бывает в нем два раза в неделю, работает врачом этого дома, консультирует воспитателей и участвует в еженедельной «живой газете».

Дом сирот и Наш дом стали своеобразной научно-экспериментальной лабораторией Корчака, в которой он проверял и реализовал свои педагогические идеи. Содержание, формы и методы воспитательной работы в детских домах Корчака, нравственная атмосфера этих домов в значительной степени определялись педагогическим кредо их создателя.

Источник статьи: http://studopedia.ru/17_32489_pedagogicheskaya-deyatelnost-pedagoga-gumanista-yanusha-korchaka.html


Adblock
detector